Thursday, December 1, 2022

Как в 2009 г. белорусская оппозиционная публицистика определяла события 17 сентября 1939 г.

17 сентября 1939 г. Красная армия пересекла границу почти разбитой немцами Польши и начала движение в сторону западных границ бывшей Российской империи. У Красной армии не было приказа восстановить границы империи, аппетиты были несколько меньше. Советский Союз претендовал на земли, которые он был готов включить в состав советских Украины и Белоруссии.

Постсоветская Белоруссия не является наследником межвоенной Польши или СССР, поэтому белорусские пропагандисты не могут сказать, что в 1939 г. «на нас» напал СССР, или о том, что в 1939 г. «мы» вошли в Польшу. Ведущими субъектами исторического процесса были другие. БССР, как часть СССР, также играла свою роль, но на вторых позициях.

Нота правительства СССР, вручённая польскому послу в Москве утром 17 сентября 1939 года (Источник: http://left.by/wp-content/uploads/2019/09/d0614ce7205f6d765efe83eec63fb83e_.jpg)

По итогам Польского похода Красной армии территория советской Белоруссии увеличилась почти вдвое. Более того, западнобелорусские земли, приобретённые в результате этого похода, с точки зрения советской этнографии, представляли собой территорию компактного проживания белорусов, которая слилась с восточной частью Белоруссии в единое этнографическое пространство. Для формирования белорусской идентичности данный процесс имел последствием расширение сферы влияния советской национальной политики.

Естественно, что процесс территориального увеличения Белоруссии почти в два раза белорусским обществом воспринимается отчасти эмоционально. Если проанализировать цитаты из публицистических статей, опубликованных в белорусских оппозиционных информационных ресурсах в 2009 г., т.е. в 70-летнюю годовщину вхождения советских войск в восточную часть Второй Речи Посполитой, можно обнаружить, какой эмоциональный фон формируют тексты, описывающие те события. 

Авторы показывают своё отношение к проблеме, используя слова с определённой нагрузкой, которая подчёркивает то, как – положительно, отрицательно или нейтрально – относится автор к событию.

В частности, можно обнаружить такие цитаты:

– «на территорию Западной Беларуси вступила Красная Армия»[1];

– «Красная Армия вступила на территорию захваченной Гитлером Польши»[2];

– «Долгие десятилетия вторжение Советов на территорию Польши подавалось как доблестный “освободительный поход” и освобождение белорусского народа из-под польского ига»[3].

– «Белорусские демократические организации по-своему отметят “воссоединение” 1939 года»[4];

– «ряд мероприятий, посвященных 70-летию со дня освободительного похода Красной Армии на Западную Беларусь и Украину»[5];

– «конференция, посвященная 70-летию сентябрьского похода Красной Армии на Западную Беларусь и Украину»[6];

– «[…] мероприятиям, посвященным 70-летию со дня похода Красной Армии на Западную Беларусь и Украину [7]»;

– «События, связанные с воссоединением Западной и Восточной Беларуси 17 сентября 1939 года»[8];

– «пикет, посвященный 70-летию объединения БССР и Западной Белоруссии»[9];

– «Красная Армия согласно пакту Риббентропа-Молотова от 23 августа 1939 года и секретным протоколам к нему о разделе сфер влияния в Европе вступила на территорию Западной Украины и Западной Беларуси»[10];

– «этот “освободительный поход” Красной Армии по международному праву может квалифицироваться как акт агрессии, поскольку его результатом стали массовые репрессии и депортации в ГУЛАГ местного населения, а также расстрелы военнослужащих польской армии»[11;

– «действия СССР против Польши в сентябре 1939 года являются агрессией с точки зрения международного права»[12];

– «Для соблюдения последовательности следует пренебречь и радостью белорусов по поводу “воссоединения”. Признав “Освободительный поход Красной Армии” насильственным захватом территорий по предварительному сговору с нацистской Германией»[13];

– «17 сентября “исполнилась траурная годовщина предательского удара Красной Армии в спину Польской армии, которая оборонялась от фашистского нашествия”»[14];

– «17 сентября 1939 года Красная Армия вторглась на территорию Западной Украины и Западной Беларуси»[15;

– «Семьдесят лет с того дня, когда красная армия перешло государственную границу и двинулось на Запад»[16];

– «Сегодня исполняется 70 лет с начала так называемого “освободительного похода” Красной армии на территорию Западной Беларуси»[17].

Итак, если проследить эмоциональную нагрузку, появляющуюся в текстах при описании тех действий, которые совершила Красная Армия 17 сентября 1939 г., то следует признать, что в подавляющем большинстве авторы вкладывали в эту нагрузку негативный смысл: «захват», «предательский удар в спину», «вторжение» и т.п. Причём стоит напомнить, что анализу подвергалось содержание не научных, а публицистических текстов, которые в большей мере склонны передавать настроения того слоя, к которому социально или идеологически принадлежит автор, а также степень идеологической обработки автора и т.д. Белорусские оппозиционные авторы текстов не видят в расширении границ Белоруссии и воссоединении своего народа ничего хорошего. Все действия по собиранию белорусских территорий в одну трактуются как негативные. Если же для обозначения событий 17 сентября 1939 г. используются словосочетания освободительный поход, воссоединение, то они в большинстве случаев берутся в кавычки. Авторы подчёркивают тем самым то, что используют советские штампы, описывающие не реальность, а советские идеологические представления о событии, которое в оппозиционном мировоззрении оценивается по-другому. Проскакивание кое-где этих словосочетаний без кавычек следует отнести к привычке, заложенной в советское время, некритическому использованию советской терминологии, поскольку остальная нагрузка таких текстов чётко определяет отношение автора к событию как негативное.

Иногда авторы подобной публицистики отчасти идеализируют межвоенную Польшу, сравнивая её с СССР. Сравнение происходит не в пользу последнего. Например, в «Слонимской газете» И. Подгородецким утверждается, что жизнь крестьян во Второй Речи Посполитой раем не была. «Польское государство не было заинтересовано в поддержке и развитии культур национальных меньшинств, будь то белорусы или украинцы. В ту эпоху подобная ситуация существовала во всем мире. Однако то, что принес на землю Западной Беларуси сталинский режим, не идет ни в какое сравнение с режимом буржуазно-помещичьей Польши: новое крепостное колхозное право, массовый вывоз – депортация интеллигенции, священников, офицерских семей, зажиточных слоев»[18]. Отсутствие поддержки белорусской культуры со стороны польской власти оправдывается И. Подгородецким тем, что это было нормой во всём мире. Единственным исключением из «всего мира» был Советский Союз, где культуры меньшинств не только поддерживались, но и навязывались, если население не желало их распространения. В советской части Белоруссии, например, проводилась белорусизация, несмотря на нежелание населения ей подвергаться. В конце концов белорусизация, как и остальные варианты коренизации, сошла на нет, но проведение такой политики сделало своё дело. Да и на всём протяжении существования СССР государство содержало школы на местных региональных языках, планово издавало книги на этих языках и т.д.

Части Красной Армии готовятся вступить в Белосток. Конец сентября 1939 года (Источник: https://sun3-10.userapi.com/impg/kwd441BH7ofCGCnn10leUt2MDz_uFan0kOTIhw/VHQ3XM79eCE.jpg?size=1000×629&quality=96&sign=40b8cb8a051c9ebd059c2f86dcda40dc&c_uniq_tag=RK_8RIVXzAYOSNQ8_f7M_hT3FMWSyoiPHAoElxkuaBg&type=album)

Белорусскоязычное образование в межвоенной Польше выживало само по себе, им не слишком интересовались польские власти, оно не получало серьёзной поддержки на государственном уровне. Ополячивание воспринимается И. Подгородецким как меньшее зло, чем нахождение в составе СССР. Естественно, вновь приобретённые земли начали зачищаться советской властью от всякого «враждебного элемента», но национальная политика коммунистической партии позволяла развивать белорусское национальное самосознание. Т.е. из содержания текста И. Подгородецкого вытекает, что крестьянину было лучше ополячиться, чем попасть в колхоз, а интеллигенту – ополячиться, чем попасть в ГУЛАГ.

С точки зрения выживания конкретного индивида, полонизация была предпочтительнее ГУЛАГа. С этим вряд ли есть смысл спорить. В этом смысле нахождение в составе Польши было предпочтительнее нахождению в составе БССР. Но нахождение в составе Польши не давало шансов на развитие белорусского самосознания, потому что в Польше не жаловали этнические меньшинства. Советская власть руководствовалась в репрессиях больше социальными критериями, чем этническими, поэтому скорее пострадал бы тот, кто во Второй Речи Посполитой имел определённый социальный статус. Сам И. Подгородецкий указывал, что в первую очередь советским репрессиям подверглись интеллигенция, священники, офицерские семьи, зажиточные слои города и деревни, среди которых белорусов должно было быть меньше, т.к. игнорирующая требования нацменьшинств ситуация располагала именно к этому. Отсюда можно сделать вывод, что репрессии коснулись в первую очередь не белорусов. Этот вывод нисколько не обеляет эпоху репрессий, но простая логика говорит о том, что белорусы были ими затронуты в меньшей степени именно из-за своего приниженного положения в Польше того времени.

Советская власть на вновь приобретённых территориях проводила национальную политику: «открывались белорусские, еврейские, польские школы, театры, газеты; дети бедноты получили возможность учиться в техникумах и вузах, возвращались из советского плена солдаты, что внушало надежду на скорое возвращение всех офицеров и унтер-офицеров»[19]. Всё это И. Подгородецкий назвал «политикой заигрывания с национальной беднотой»[20]. В данном пассаже представлена логика мышления большинства современных белорусских интеллектуалов, которые как аксиому воспринимают убеждение, что советская власть ничего хорошего сделать для белорусов не могла, а если что-то и делала, то это была лишь хитрость, заигрывание. Что же касается Запада, в любом его проявлении, то обычно он представляется как носитель цивилизации, который априори ничего слишком плохого белорусам сделать не может. В данном случае представлена упрощённая схема логики мышления, в реальности она снабжается рядом оговорок и условий. Т.е. создание Советским Союзом белорусской нации при помощи советской национальной политики отходит на второй план. На первый план выходят политические репрессии.

Пожалуй, самым показательным фактом отношения белорусских интеллектуалов к проблеме освобождения/оккупации является следующая цитата: «Это же не восточные белорусы внезапно вскочили и пошли освобождать западных братьев. Это Советский Союз и Третий Рейх в совместной войсковой операции перечеркнули границы Европы. И разделили между собой территорию захваченного государства»[21]. Таким образом, в данной логике повествования, если восточную границу Второй Речи Посполитой переходят советские войска – это оккупация, если её перешли бы гипотетические белорусские – это должно было бы считаться освобождением. Причём в реальности подобного освобождения быть не могло в принципе, поскольку суверенной Белоруссии в то время не существовало.

[1] Лашкевич К. 70-летие воссоединения Беларуси: радость и трагедия // TUT.BY. Режим доступа: https://web.archive.org/web/20091026041044/http://news.tut.by/147712.html (дата доступа: 07.09.2022).

[2]Там же

[3]Там же

[4] Белорусские демократические организации по-своему отметят «воссоединение» 1939 года // TUT.BY. Режим доступа: https://web.archive.org/web/20091207202310/http://news.tut.by/147202.html (дата доступа: 07.09.2022).

[5]Там же

[6]Там же.

[7]Там же

[8] События, связанные с воссоединением Западной и Восточной Беларуси 17 сентября 1939 года, «нужно переосмысливать даже сейчас» // News.Open.by. Режим доступа: https://web-arhive.ru/page?url=http%3A%2F%2Fnews.open.by%2Fpolitics%2F8448&date=20090917 (дата доступа: 07.09.2022).

[9]В Минске прошел пикет «70 лет без пана!» // Белорусский партизан. Режим доступа: https://belaruspartisan.by/politic/147035/ (дата доступа: 07.09.2022).

[10] Белорусские поляки помянули убитых коммунистами польских воинов // 21.by. Режим доступа: https://news.21.by/society/2009/09/17/368762.html (дата доступа: 07.09.2022).

[11]Там же

[12] Действия СССР против Польши в сентябре 1939 года являются агрессией, считает историк // 21.by. Режим доступа: https://news.21.by/society/2009/09/17/68391.html (дата доступа: 07.09.2022).

[13]Галка Д. Воссоединение. Неважно – как? // Naviny.by. Режим доступа: https://web.archive.org/web/20091001230313/http://naviny.by/rubrics/opinion/2009/09/28/ic_articles_410_164682/ (дата доступа: 07.09.2022).

[14]Польской дипмиссии передано обращение общественности в связи с 70-летием агрессии СССР // 21.by. Режим доступа: https://news.21.by/society/2009/09/18/369179.html (дата доступа: 07.09.2022).

[15]Подгородецкий И. 17 сентября 1939 года // Газета слонимская. № 641 от 02.09.2009.

[16]Халіп У. Што святкуе Беларусь 17 верасня? // Хартыя’97. Режим доступа: http://charter97.org/ru/news/2009/9/17/22050/ (дата доступа: 07.09.2022).

[17]Для Беларуси Рижский договор – то же, что для Польши пакт Молотова-Риббентропа // Хартыя’97. Режим доступа: http://charter97.org/ru/news/2009/9/17/22039/ (дата доступа: 07.09.2022).

[18]Подгородецкий И. 17 сентября 1939 года // Газета слонимская. № 641 от 02.09.2009.

[19]Там же.

[20]Там же.

[21]Халіп У. Што святкуе Беларусь 17 верасня? // Хартыя’97. Режим доступа: http://charter97.org/ru/news/2009/9/17/22050/ (дата доступа: 07.09.2022).

Александр ГРОНСКИЙ
Александр ГРОНСКИЙ
Александр Дмитриевич Гронский - кандидат исторических наук, доцент. Ведущий научный сотрудник Сектора Белоруссии, Молдавии и Украины Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова Российской академии наук. Заместитель председателя Синодальной исторической комиссии Белорусской Православной Церкви. Доцент кафедры церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии им. святителя Кирилла Туровского. Заместитель заведующего Центром евразийских исследований филиала Российского государственного социального университета в Минске.

последние публикации