Thursday, June 13, 2024

Имперская бюрократия об университете в белорусских губерниях в начале XX в.

Александровская гимназия в Гомеле 1898 г. (современный вид) Источник: https://orda.of.by

Аннотация

В начале XX в. инициатива городских дум Минска, Витебска и Могилева об открытии университета была поддержана Министерством народного просвещения. Руководство Виленского учебного округа предлагало открыть университет сперва в Минске, а затем остановилось на варианте создания высшего учебного заведения в Витебске. Вследствие финансовых ограничений, обусловленных в том числе и русско-японской войной 1904-1905 г., Министерством народного просвещения было принято решение об открытии отдельных факультетов в Минске, Витебске и Могилеве при условии их финансирования за счет местных средств. Однако данный проект не получил реализации. 

_________________________________________________________     

После закрытия в 1864 г. Горы-Горецкого земледельческого института из-за активного участия его воспитанников в польском восстании 1863 г. в белорусских губерниях не действовали высшие учебные заведения. Однако по мере развития региона потребность в открытии университета становилась все более насущной и осознавалась не только местной общественностью, но и властями. В 1903 г. последовала череда обращений на имя министра народного просвещения, инициированных городскими думами с целью открытия в том или ином губернском городе университета.

  

Министр народного просвещения Г.Э. Зенгер Источник Википедия https://ru.wikipedia.org

Так, после обращения к министру народного просвещения Г.Э. Зенгеру главы минского городского самоуправления на предмет открытия в Минске университета, начальник ведомства направил ходатайство к попечителю Виленского учебного округа В.А. Попову на экспертизу. Попечитель представил свое заключение от 29 ноября 1903 г., в котором в принципе одобрил проект представителей Минской городской думы. При этом в вопросе о выборе места для будущего университета министерский чиновник делал однозначный выбор в пользу Минска вместо Вильно. Представляет интерес его аргументация. По его словам, размещение университета в Вильно было бы «неестественным». Напротив, Минская, Витебская и Могилевская губернии были тесно увязаны друг с другом транспортными путями и географически.

Однако главный аргумент В.А. Попова можно назвать этнографическим или национальным. Так, по населению «эти губернии почти чисто русские: в Могилевской губернии, например, около 88 % русских, только менее 3 % поляков (правильнее русских католиков)» [1, л. 15 об.]. Только проживание в ее пределах евреев (10 %) делало Могилевскую губернию менее русской, «чем любая из близких к Москве губерний» [1, л. 15 об.]. В свою очередь в «Минской губернии более 78 % русских, лишь 10 % католиков (большинство и из них русские католики)» [1, л. 15 об.]. Если говорить о Гродненской губернии, то и в ней «большинство населения ее состоит из русских (малорусы и белорусы), составляющих свыше 70 % коренного населения, при чем уезды восточной половины, расположенной ближе к Киеву, чем Вильне, почти с исключительно русским населением (не считая евреев), тяготеют во всех отношениях к Киеву или к Минску, а не к Вильне» [1, л. 16]. В силу этнографического состава населения Вильно, его местоположения относительно близлежащих образовательных центров Варшавского, Рижского и Санкт-Петербургского учебного округов и транспортной связности размещение в Вильно университета стало бы исторической ошибкой. По мнению попечителя, из всего вышесказанного следовало, что «район Минска – белорусский – во вверенном мне учебном округе совершенно естественно складывается из четырех ближайших одна к другой губерний – Минской, Могилевской, Витебской и Гродненской» [1, л. 16 об.]. Кроме того, к этому району тяготели Волынская, Черниговская, Смоленская и «даже Люблинская» губернии. Попечитель считал ненормальным положение, при котором «огромный район по пространству белорусско-малорусских губерний, с значительной примесью и великороссов, … не имеет ни одного высшего учебного заведения на почти 10000000 жителей» [1, л. 17 об.]. Он подчеркивал, что ненормальность этой ситуации осознавалась властями и раньше, но ни в 30-х, ни в 80-х гг. XIX в. дело не дошло до учреждения высшего учебного заведения. Попечитель акцентировал внимание на готовности городских самоуправлений Минска, Витебска, Могилева взять на себя финансирование высшего учебного заведения. Более того, им приводились конкретные примеры выделения средств из городских бюджетов на строительство учебных зданий. Так, в Гомеле за счет города было построено «одно из лучших в округе зданий гимназии» стоимостью в 196367 рублей. Высказывая соображения о проекте будущего университета, попечитель предложил образовать его из физико-математического, медицинского и историко-филологического факультетов. В заключении своего рапорта руководитель Виленского учебного округа рекомендовал открыть университет в Минске или Могилеве, что «даст обездоленной в этом отношении Белоруссии возможность удовлетворения просветительной потребности этой обширной части России» [1, л. 20 об.], поднимет «русскую культуру» в этой части империи. Вся «масса западно-русских юношей», «поступая в свой белорусский, будут оставаться в родной обстановке» [1, л. 21].      

В завязавшейся переписке, в которую вмешался и минский вице-губернатор А.Н. Вельяминов, виленский попечитель В.А. Попов скорректировал свою позицию. В частности, он соглашался с опасениями администрации Минской губернии на предмет влияния на будущих студентов университета такого фактора как «крайне волнующегося в настоящее время в политическом и социальном отношении еврейства». При этом «Минск давно уже стал в центре еврейского социально-политического движения, заняв его со времени известного съезда сионистов» [1, л. 64 об.]. Однако больше возражений у попечителя вызвала склонность минского вице-губернатора привязывать в образовательном плане население Виленской и Ковенской губерний к университету в Минске. Воспользовавшись обращением в министерство уже Витебской городской думы от 5 декабря 1903 г. об открытии в городе университета, В.А. Попов 19 апреля 1904 г. предложил новый вариант, выдвинув идею о размещении будущего университета в Витебске. В своем очередном рапорте на имя министра народного просвещения В.Г. Глазова он отметил, что, помимо сбалансированного проекта, представленного витебской думой, Витебская губерния «составляет как бы сплошной ряд бывших в древности русских княжеств, сохраняя историческую память о своем чисто русском прошлом и в настоящее время» [1, л. 65 об.]. В перечне доводов в пользу переноса университета в Витебск попечителем указывалось положение города на пересечении транспортных путей, соединяющих его с Москвой, Санкт-Петербургом, Киевом и Прибалтийским краем. Это позволило бы отчасти разгрузить столичные университеты и Киев. Витебский университет стал бы центром притяжения для учащихся Витебской, Минской, Могилевской, Гродненской, Виленской, Черниговской и отчасти Смоленской губерний. Правда, В.А. Попов предлагал учредить университет в сокращенном составе. Им планировалось открыть всего два факультета: физико-математический и историко-филологический. Физико-математический факультет должен был включать в себя четыре отделения: математическое, физическое, естественное и техническое. При этом все отделения предполагалось специализировать в области сельского хозяйства: от механики земледельческих орудий до почвоведения. Гораздо интереснее задумывалась направленность историко-филологического факультета. В частности, не без внимания со стороны попечителя стало «высокое развитие (даже без содействия казны) лингвистических и этнографических исследований группы местных ученых (Романова, Сапунова, Никифоровского и др.)» [1, л. 66]. Вместе с этим существовала настоятельная потребность «обеспечить разработку истории, этнографии и языка как белорусских, так и литовских губерний и изучения истории их» [1, л. 66]. Это обусловливало желание поставить историко-филологический факультет на широкую ногу с вполне определенными исследовательскими целями. На факультете предполагалось заниматься всеобщей историей «при особо полном изучении истории России и славянских народов, потом русский язык, с изучением местных наречий, при точном этнографическом обозрении распределения населения, изучая особенно центры этнографических групп, а не испорченные примесями сторонних речений окраины их» [1, л. 66–66 об.]. Именно такой исследовательских подход практиковала группа ученых из Витебска и Могилева, спасающих от «произвола тенденций лиц, изучающих Белоруссию, главным образом искаженную влияниями Литвы и Польши» [1, л. 66 об.]. Помимо этого, считалось полезными открыть неороманское отделение с акцентом на изучении современных языков для подготовки гимназических учителей.

Профессор И.А. Ивановский Источник https://ru.wikipedia.org

11 октября 1904 г. в Ученом комитете Министерства народного просвещения состоялось обсуждение вопроса об учреждении университета в одном из городов Северо-Западного края. Интересно, что заседание проходило достаточно живо и сопровождалось дискуссией, в результате которой выявились разные точки зрения на предмет. В частности, основным докладчиком выступил профессор Императорского Санкт-Петербургского университета И.А. Ивановский, который настаивал на открытии университета в Минске. Его аргументация заключалась в том, что Минск, во-первых, располагался в условном географическом центре района. Во-вторых, университет «должен быть основан в такой местности, где преобладало бы русское население, но откуда он мог бы легко проявлять силу своего культурного действия и на иноплеменные части государства» [1, л. 76 об.]. В-третьих, И.А. Ивановский немаловажным обстоятельством считал «культурную подготовку общества» к появлению высшего учебного заведения и его готовность пойти на материальные жертвы во имя создания университета. Всем этим обстоятельствам, по мнению известного юриста, Минск отвечал в наибольшей степени. Им отметались опасения на предмет негативного влияния на деятельность университета польского и еврейского национальных движений, с которыми, конечно, «надо считаться, но не следует их преувеличивать» [1, л. 76 об.]. Признавая, что Витебск предлагал выделение из городского бюджета самых максимальных средств по сравнению с Минском и Могилевом, И.А. Ивановский все же настаивал на Минске. Однако председатель Ученого комитета академик и математик Н.Я. Сонин высказался против идеи размещения университета в Минской губернии. В условиях развития современных коммуникаций условно центральное расположение Минска не играло, по его мнению, такой уж важной роли. В плане культурной готовности к восприятию университета Витебск выглядел в глазах председателя тоже предпочтительнее. Это обусловливалось им тем, что «торговое сословие имеет свою особую этику, имеющую очень мало общего с той этикой, которая преподается с университетской кафедры, и процветание города в торговом отношении может, пожалуй, служить даже противопоказанием к открытию в нем университета» [1, л. 78 об. –79]. Вместе с тем тревожным для судьбы будущего университета стало замечание председателя о том, что, учитывая «стесненное положение Государственного казначейства, вызванное в особенности чрезвычайными расходами настоящего военного времени, нельзя и думать, чтобы вопрос об учреждении нового университета мог быть решен в положительном смысле в более или менее близком будущем» [1, л. 78 об.]. В любом случае ни Могилев, ни Минск, ни Витебск не могли в данный момент финансировать из средств городского бюджета полноценный университет. В качестве компромиссного варианта Н.Я. Сонин продвигал идею об учреждении в каждом из трех городов-претендентов «отдельных факультетов или группы факультетов, которые, представляя как бы университеты в неполном составе, могли бы с течением времени, при благоприятных обстоятельствах, развернуться в полные университеты, подобно тому, как кадровые батальоны, в случае надобности, развертываются в целые полки» [1, л. 80]. Эта мера потребовала бы существенно меньших расходов и позволила бы заложить основу для нескольких университетов в Западном крае, в появлении которых в ближайшие десятилетия председатель Ученого комитета не сомневался. Кроме того, реализация данного варианта потребовала бы изменения в законодательстве, регулирующем положение высших учебных заведений.

Очередной тур обсуждению вопроса об открытии университета спровоцировал всеподданнейший отчет об управлении краем виленского генерал-губернатора князя П.Д. Святополк-Мирского, в котором в числе прочих вопросов затрагивалась и проблема образования. Следствием отчета стал развернутый отзыв попечителя В.А. Попова от 30 ноября 1904 г., в котором глава Виленского учебного округа подтвердил свою точку зрения на необходимость открытия нового университета в Витебске. Кроме того, он высказал мнение о возможности открыть по высшему сельскохозяйственному учебному заведению в Вильно и Минске, но если бы предстояло выбирать между двумя этими городами, то выбор однозначно следовало бы сделать в пользу Минска. В свою очередь министр народного просвещения В.Г. Глазов в отзыве на генерал-губернаторский отчет подтвердил солидарность с решением Ученого комитета о создании отдельных факультетов в Минской, Витебской и Могилевской губерниях на местные средства в случае согласия городского самоуправления на такой вариант решения.

Ординарный академик Н.Я. Сонин
Источник https://presshistory.ru/dialog-s-pradedom

Очевидно, что в последующие годы министерское решение не было реализовано, поскольку факультеты не появились в губернском Минске или Витебске. Однако университет не был открыт вовсе не вследствие того, что «население так называемого «Северо-Западного края» не вызывало доверия царского правительства» [2, с. 132]. Напротив, с точки зрения бюрократии Виленского учебного округа и Министерства народного просвещения белорусское население, составлявшее явное большинство среди жителей губерний, воспринималось как русское и лояльное властям. Администрация Виленского учебного округа в начале XX в. последовательно отстаивала идею создания университета, в том числе и в целях интенсифицировать изучение истории, этнографии и языка восточнославянского населения белорусских губерний. Основной причиной, затормозившей открытие полноценного университета, стала ограниченность государственных финансовых средств, а не нежелание развивать образованность местных жителей. Обращения городских дум Минска, Витебска и Могилева в адрес Министерства народного просвещения были не последней попыткой ускорить появление университета в белорусских губерниях, но о следующих шагах в этом направлении имеет смысл рассказать отдельно.  

1. РГИА. Ф. 733. Оп. 151. Д. 610.

2. Университетоведение : учеб.-метод. пособие : (с приложением СD) / О. А. Яновский [и др.] ; под общ. ред. проф. О. А. Яновского. – Минск : БГУ, 2011. – 343 с

Александр КИСЕЛЕВ
Александр КИСЕЛЕВ
Киселёв Александр Александрович - кандидат исторических наук, сотрудник Центра евразийских исследований филиала РГСУ (Минск).

последние публикации