Friday, February 23, 2024

Идеологическая арифметика польского восстания 1863 – 1864 гг. Часть 2. Бои у деревень Склянск и Сельцо в апреле-мае 1863 г.

Подсчёт жертв одних и тех же боёв, но производимый противоборствующими сторонами, иногда подчёркивает не стремление к объективному пониманию события, а идеологический посыл, представляющий одну из сторон более героической или более жертвенной. Подобные явления характерны как для серьёзных битв, так и для небольших стычек с противником.

Бой у деревни Склянск (на Святых Болотах)

Этот бой произошёл по русским источникам 22 апреля по ст.ст. Польские же источники указывают дату 1 мая (т.е. 19 апреля по ст.ст.). Рапорты представителей противоборствующих сторон, а иногда разные рапорты представителей одной стороны могут отличаться своим названием, исходя из разной привязки к ближайшим населённым пунктам или географическим объектам. Так произошло с боем у дер. Склянск. Он также упоминается как бой на Святых Болотах.

Польские повстанцы – косиньеры. Фотография периода восстания. Источник: https://nasledie-sluck.by/var/upload/image/Dati/Povstanie_1863/006.jpg

Местоположение польских повстанцев русскому отряду указали местные крестьяне и лесники. Повстанцы под командованием А. Ленкевича, носившего псевдоним Ландер, успели укрепиться в лесу рядом с непроходимой рекой под названием Беревинка. В русском рапорте эта позиция описана как расположенная «на горе, окружённой почти непроходимым болотом» [1]. Но выбор сильно защищённой позиции был не идеальным, т.к. к ней вели лишь две небольшие тропинки. Если бы повстанцы вздумали маневрировать, они не смогли бы сделать этого быстро. Русские офицер быстро поняли это и атаковали не в лоб, а с двух сторон. Повстанцы атаку не выдержали и «бросились в рассыпную […] побросав оружие и одежду» [2]. Большая часть повстанческих потерь оказалась не от русского огня, а при попытках пересечь болота и реку. Отсутствие условий для отхода дало себя знать в полной мере. «Чтобы нижние чины вверенного ему отряда не подвергались той же участи», командир русского отряда прекратил преследование по болоту [3]. После боя А. Ленкевич смог собрать лишь 25 человек [4].

Как пишет польский повстанец И. Арамович, польский повстанческий отряд полковника А. Ленкевича состоял из 136 человек. Из них 100 были безоружными крестьянами, пришедшими в отряд накануне. Естественно, И. Арамович не указывает, были ли крестьяне угнаны в отряд силой, что часто практиковали повстанцы, или пришли в него добровольно. На весь отряд имелось только 25 ружей. Именно эти силы заняли позицию против русского отряда [5].

Повстанцам противостоял отряд, основу которого составили солдаты Калужского пехотного полка. В рапорте командира калужцев количество людей в польском отряде оценивалось в 200 человек [6].

Русские силы, по мнению И. Арамовича, состояли из 7 рот пехоты, 2 эскадронов кавалерии и имели 2 орудия [7]. Русская сторона представляет свои силы гораздо скромнее ‒ 2 роты пехоты и 22 казака. Причём, несколько десятков человек из русских рот не было задействовано в бою. Судя по рапорту, русские атаковали только силами пехоты. Что логично, т.к. местность мало подходила для использования конницы. Причём 20 человек из 1-й роты было оставлено в деревне охранять кухню, а из 2‑й роты в бой направили только 120 стрелков [8].

Каковы оказались потери в этом бою, И. Арамович не сообщает. Сведения об этом можно найти в русском рапорте: со стороны русских потерь нет, поляки потеряли 7 человек убитыми и более 40 утонувшими в болотах [9]. Кроме того, И. Арамович упоминает, что 2 повстанца было взято в плен в процессе боя [10], а русский рапорт добавляет к этому ещё 3‑х поляков, пленённых уже после боя [11]. Русским достались и богатые трофеи, среди которых чемоданы полковника А. Ленкевича и ксендза Янушевича [12].

Поскольку польская сторона при описании данного боя не указала сведения о потерях, сравнить информацию, исходящую от русских и поляков, нельзя. И. Арамович только указывает, что хоть позиция отряда была крепкой, но из-за недостачи оружия отряд был рассеян [13].

Однако поддаются сравнению силы участвовавших в бою сторон, т.к. сведения об этом имеются, о чём говорилось выше. В итоге, русские завысили количество повстанцев примерно в 1,5 раза в сравнении с цифрой, представленной И. Арамовичем (200 человек по русским данным, 136 – по польским).

Сведения о количестве русских сил у противников отличается серьёзно. И. Арамович (в сравнении с данными русского рапорта) завысил количество русской пехоты в 3,5 раза, количество кавалерии в 16 раз. Также И. Арамович упоминает об артиллерийских орудиях в русском отряде. По русским данным орудий в русском отряде вовсе не было.

Из русского рапорта можно узнать, что местный помещик Валицкий «уговаривал крестьян присоединиться к мятежникам». О методах уговора рапорт не говорит. Но, можно предположить, что активность помещика увенчалась успехом и 100 крестьян, упоминаемых И. Арамовичем, попали в отряд благодаря заботам Валицкого. Кроме того, этот помещик отправлял повстанцам продукты питания. В результате управляющий имением и писарь были арестованы, а самому помещику было приказано явиться в Гродно к начальнику губернии [14].

Бой у деревни Сельцо

Бой у Сельца, произошёл в начале мая 1863 г. Поляки под командованием Г. Стравинского (псевдоним Млотек) заблокировали дорогу для русского отряда, который после ночного сна отправился на поиски повстанцев. Поляков было достаточно много, и они желали вступить в бой. Русский авангард бросился на них в штыки, но поляки отошли, русские продолжили преследование. Поляки укрепились, после чего русский авангард отошёл, ожидая основные силы. Но повстанцы продвинулись вслед за русскими. В этот момент подошли основные силы отряда. Это быстро решило исход боя. Повстанцы не смогли оказать сопротивление и стали отступать. Их преследовали около 5 вёрст. Преследование прекратили по причине почти полного исчерпания боеприпасов и «потерпев значительный урон» [15]. После этого повстанцы опять сосредоточились, но к русским подоспело подкрепление – второй отряд, занимавшийся поисками повстанцев поблизости. Судя по всему, он и продолжил бой. Повстанцы отступили, забирая раненых, хотя смогли забрать не всех [16]. Поле боя осталось за русскими.

Отъезд польских повстанцев из деревни. (1867). Худ. Максимилиан Герымский. Источник: https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/8/8d/Departure_of_Polish_partisans_from_the_village_in_1863.PNG?uselang=ru

По сведениям И. Арамовича, поляки имели чуть более 300 человек (изначально 280 человек, к которым присоединилось, как минимум, несколько десятков) [17]. Повстанцы были разделены на 4 роты – 3 стрелецких (вооружённых огнестрельным оружием) и 1 косиньерскую (вооружённую косами, вертикально насаженными на древки). Русские рапорты о количестве повстанцев не упоминают. 

Количество русских войск И. Арамович не сообщает. По русским сведениям, они состояли из двух отрядов. Отряд под командованием штабс-капитана Евдокимова состоял из 112 пехотинцев Ревельского полка и 20 казаков, т.е. насчитывал 132 человека, а другой, под командованием есаула Евстратова, – из 80 солдат Ревельского полка и 40 казаков, то есть из 120 человек. К какому или каким казачьим полкам принадлежали казаки, не указано [18]. Таким образом, общее количество русских войск, учувствовавших в бою составляло 252 человека против примерно более чем 300 повстанцев. Причём, русские сражались не все сразу, второй отряд не успевал к началу боя. Не удивительно, что повстанцы, видя перед собой достаточно немногочисленный по отношению к себе русский отряд, стремились во что бы то ни стало завязать бой и достичь победы. Если учитывать, что 3 повстанческих роты из 4-х были стрелецкими, т.е. вооружены огнестрельным оружием, тогда понятно, что руководство инсургентского отряда рассчитывало на успех.

Потери поляков, по польским сведениям, 5 убитых и 4 раненых, двое из которых тяжело [19]. По русским данным в первой фазе боя поляки оставили на поле боя 50 человек убитыми, во второй фазе боя, когда подошло русское подкрепление, потери поляков составили более 50 убитых на месте, и ещё 9 тяжелораненых повстанцев умерло во время перевозки их в Сельцы [20]. Таким образом, общие потери повстанцев по русским данным составили более 110 человек убитыми и умершими от ран при транспортировке. То есть цифры польских потерь в русских и польских источниках различаются в 22 раза.

Русские потери в этом бою также разнятся. По польским сведениям, число жертв со стороны русских составило 176 человек, из них 65 раненых [21], то есть погибших было 111 человек. По русским сведениям, в первом отряде погибло 5 человек и 23 было ранено (из них 16 легко) [22]. Эти потери были определены в рапорте как «значительный урон». Видимо, именно так их и воспринимали, поскольку чаще всего, если русские солдаты и гибли в боях с повстанцами, то потери исчислялись 1-2 погибшими и несколькими ранеными. Это можно проследить по перечню боёв, который был составлен А.И. Миловидовым [23]. Первая фаза боя закончилась, если верить И. Арамовичу, тем, что русские «бежали по дороге до Сельца, бросая трупы, раненых, штуцера (30 штук), барабан и лошадей (7)». По русским сведениям, русские захватили в этом бою 5 лошадей и фургон [24], что нелогично, ведь бросающие своих лошадей, но забирающие лошадей польских русские солдаты должны были выглядеть странно. Второй русский отряд также имел потери – 3 убитых (1 казак, а также ревельцы – унтер-офицер и рядовой), 5 раненых и 2 контуженных [25]. По причине начинающейся ночи, преследование повстанцев не организовывали. Таким образом, за весь бой общие потери русских войск (по русским рапортам) составили 8 убитых, 28 раненых и 2 контуженных. В русском рапорте эти потери названы «значительными» и объясняются «энергиею начальника партии и стойкостью шайки его, действующей правильно и по всем правилам тактики» [26]. Т.е. русские отдавали должное полякам и их сопротивлению.

Патруль польских улан во время январского восстания 1863 г. (1888). Худ. Ян Богумил Розен. Источник: https://avatars.dzeninfra.ru/get-zen_doc/3938527/pub_5f88452aff07445a5ca0618c_5f884b5e9eb9a66f8ba32ea3/scale_1200

Если сравнивать цифры русских потерь, то поляки утверждают, что русские потери 111 убитых и 65 раненых, а русские о своих потерях говорят, что они составили 8 убитых, 28 раненых и 2 контуженных. Разница в цифрах составляет по убитым почти в 14 раз, по раненым (если к ним отнести и контуженых) чуть более чем в 2 раза.

При обращении к спискам погибших на стенах Александро-Невской часовни [27] можно узнать, что за всё время восстания погиб 21 солдат Ревельского полка. Общее число погибших казаков, участвовавших в подавлении восстания в Северо-Западном крае, составило 22 человека. Если гипотетически предположить, что все жертвы Ревельского полка были именно в этом сражении и все казачьи потери были в нём же, тогда получается, что у русских должен быть погибшим 41 человек, но никак не 111.

Описывая именно этот бой И. Арамович приоткрывает завесу над тайной того, каким же образом подсчитывались русские потери. Вот цитата: «Потери москалей подсчитали в Пружанах – 176, из них 65 раненых» [28]. То есть повстанцы, отступили (или бежали, смотря кто описывает события). Оставив поле боя, они не могли подсчитать потери русских. Русские офицеры свои цифры подают, ссылаясь на подсчёты трупов на поле боя. А вот повстанцы подсчитывают жертвы среди русских войск находясь далеко от места события. И подсчёты, на которые ссылается И. Арамович, это, скорее, желаемое, которое выдаётся за действительное.

[1] Архивные материалы Муравьёвского музея, относящиеся к польскому восстанию 1863 – 1864 гг. в пределах Северо-Западного края. Кн. VI, В 2 ч. Ч. 2: Переписка о военных действиях с 10 января 1863 года по 7 января 1864 года. / сост. А. Миловидов. Вильна: Губернская типография, 1915. С. 131.

[2] Там же.

[3] Там же.

[4] Арамовіч І. Мары. Успаміны пра партызанскі рух у Гродзенскім ваяводстсве ў 1863 і 1864 гг. // Архэ. 2010. № 12. С. 27.

[5] Там же.

[6] Архивные материалы Муравьёвского музея… С. 131.

[7] Арамовіч І. Указ. соч. С. 27.

[8] Архивные материалы Муравьёвского музея… С. 131.

[9] Там же.

[10] Арамовіч І. Указ. соч. С. 27.

[11] Архивные материалы Муравьёвского музея… С. 132.

[12] Там же. С. 131.

[13] Арамовіч І. Указ. соч. С. 27.

[14] Архивные материалы Муравьёвского музея… С. 132.

[15] Там же.С. 153.

[16] Там же. С. 154.

[17] Арамовіч І. Указ. соч. С. 28.

[18] Архивные материалы Муравьёвского музея… С. 152-153.

[19] Арамовіч І. Указ. соч. С. 30.

[20] Архивные материалы Муравьёвского музея… С. 153.

[21] Арамовіч І. Указ. соч. С. 30.

[22] Архивные материалы Муравьёвского музея… С. 153.

[23] Там же. С. XX–L.

[24] Там же. С. 153.

[25] Там же. С. 154.

[26] Там же.

[27] Список русских солдат и офицеров, погибших в период подавления польского восстания 1863 – 1864 гг. в пределах Северо-Западного края Российской империи / подг. к публ. А. Гронский // Западная Русь. Режим доступа: http://zapadrus.su/bibli/arhbib/85-spisok-pogibshih-russkih-soldat-v-1863.html (Дата доступа: 20.04.2023).

[28] Арамовіч І. Указ. соч. С. 29.

Александр ГРОНСКИЙ
Александр ГРОНСКИЙ
Александр Дмитриевич Гронский - кандидат исторических наук, доцент. Ведущий научный сотрудник Сектора Белоруссии, Молдавии и Украины Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова Российской академии наук. Заместитель председателя Синодальной исторической комиссии Белорусской Православной Церкви. Доцент кафедры церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии им. святителя Кирилла Туровского. Заместитель заведующего Центром евразийских исследований филиала Российского государственного социального университета в Минске.

последние публикации