Friday, December 9, 2022

Зачем нужно восстанавливать деревянные храмы Русского Севера?

Деревянное зодчество на землях Древней Руси зародилось давно и достигло своего наивысшего развития к XV-XVI вв. Церкви, остроги, деревянные дома и предметы быта стали культурным достоянием народа. Но с развитием других архитектурных направлений, появлением новых материалов и инструментов, объекты деревянного зодчества стали быстро утрачивать своё значение. Уже в XIX веке появился так называемый «русский стиль», который смешал в себе элементы различных культур и эпох.

В российском обществе интерес к сохранению памятников деревянного зодчества возник на рубеже XIX-XX веков. В эпоху «серебряного века» разные архитекторы, фотографы, историки и другие исследователи обратили свои взоры на Русский Север – край необъятных лесов, полей и болот, край сурового климата и людей особой культуры. Вторая волна учёных-исследователей Севера появилась сразу после Великой Отечественной войны. Происходили регулярные экспедиции в самые отдалённые уголки страны, производились обмеры строений, делались фотографии, записывался фольклор. Остро встал вопрос о необходимости сохранения памятников деревянного зодчества. Именно на Русском Севере сохранилось больше всего таких объектов. Церкви, избы и хозяйственные постройки северных деревень и городов образовывали уникальные архитектурные ансамбли. Часто при исследовании тех или иных объектов становилось понятно, что помимо практического применения разных архитектурных решений, прежние мастера-плотники закладывали в свои детища и много духовных, сакральных смыслов. Открылся целый пласт народной культуры, который был утрачен в результате цивилизационных процессов, урбанизации и социальных экспериментов ранних периодов советской эпохи.

Никольская деревянная церковь в деревне Зачачье. Автор фото: Юлия Невская.

В разных регионах страны появились музеи деревянного зодчества под открытым небом. Среди них: Коломенское (1923), Шушенское (1930), Малые Корелы (1964), Музей заповедник «Кижи», Тальцы (1969), Семёнково (1979), Василёво (1976) и многие другие. Советские реставраторы заложили прочную основу для будущих поколений, были написаны десятки научно-исследовательских трудов, которые стали классикой в сфере изучения деревянного зодчества. Одним из выдающихся советских реставраторов и авторов книг стал А.В. Ополовников – Почётный член Академии архитектуры, доктор архитектуры. С его участием и под его руководством были спасены и отреставрированы десятки объектов по всей стране.

После распада Советского Союза проблема сохранения культурного наследия ушла на второй план. Работу продолжали лишь немногочисленные плотницкие артели, которые, в основном, состояли из энтузиастов. Одним из таких мастеров был Соколов Дмитрий Александрович. С середины 1980-х годов он стал заниматься деревянным зодчеством, организовал и стал участником более чем 20 реставрационных сезонов на 8 объектах. Эти экспедиции имели огромную пользу, получили научный и творческий выход. Сегодня можно с уверенностью сказать, что Дмитрий Александрович стал одним из основоположников современной школы реставрации традиционного деревянного зодчества, под его началом были воспитаны десятки мастеров, которые и по сей день продолжают заниматься реставрационной деятельностью. В 2008 году группа реставраторов во главе с Д.А. Соколовым перевезла из Архангельской области в Подмосковье курную избу конца XIX века. Так в селе Воздвиженское Сергиево-Посадского района возник музей живой архаики «Новое Старое». За годы работы плотницкой артели в музей были перевезены и другие объекты, а также создавались новые строения.

Вычинка угла церкви Александра Свирского (1861), д. Масельга, Хижгора, 2000 год. Из архива Д.А. Соколова.

Подходя к деревянным воротам музея живой архаики «Новое Старое», часто можно услышать стук плотницких топоров, работу инструмента. Здесь артель плотников-реставраторов продолжает работу над созданием музея традиционного северного деревянного зодчества. Часто это люди разных профессий, возрастов, разных взглядов на жизнь, на политику. Но их объединяет одно – любовь у Русскому Северу и его архитектуре.

На вопрос «Зачем нужно восстанавливать деревянные храмы Русского Севера?» мастера-плотники и добровольцы, которые регулярно трудятся в Воздвиженском, отвечают по-разному.

Пинаев Сергей Борисович опытный плотник, резчик по дереву рассуждает так:

«Я ответа на этот вопрос так и не получил, хотя копался, ковырялся. Исходя из этого, что я могу сделать? Только воссоздать и повторить то, что было сделано до меня. Моя задача сохранить и не испортить. Нужно воссоздать, а ваше поколение уже решит, что с этим делать дальше. Вот мы вместе что-то строим. Тебе же не приходит в голову после этого, взять в руки автомат, пойти воевать, да? Общий труд и созидание. Надо что-то творить, строить. Для родины, для семьи, для общества. Народ придёт, посмотрит, скажет:  Да, ребята, вы молодцы, создали, мысль какую-то внесли.

Если поменять автоматы на топоры, мы столько всего понастроим. Если мы это не сделаем сегодня, у вас этого просто не будет».

Плотник-реставратор Андрей Ярославович считает, что мы получаем некую информацию от предыдущих поколений, через восстановление объектов культурного наследия. Они ставили храм, а мы работаем с этим материалом. Когда русские люди осваивали новые территории, они в первую очередь ставили церковь и острог. Потому что это возводилось быстро. Церкви – форпосты русской цивилизации. Чем больше мы сохраним деревянных и каменных церквей, тем сильнее будет дух нашего народа, тем дольше будет жить память о предках, об истории, – говорит мастер. Отдельное внимание он уделил и особенностям северного дома. «Северный дом – живое ограниченное пространство. Северный дом автономен. Люди Севера строили дома из подручных материалов, из того, что можно было собрать вокруг. Первое – древесина. Русский Север изобилует лесными массивами, поэтому именно древесина стала основным строительным материалом».

Плотник Денис считает, что артель занимается именно реконструкцией, а не реставрацией. Реконструкцией духа людей, которые жили раньше. Стоит отметить, что такого же мнения придерживался и основатель музея Дмитрий Александрович Соколов. «Мы не реставрируем, а реконструируем, пытаемся воссоздать. В процессе реконструкции мы придём к осознанию чего-то глубинного. Мы пока еще не можем в полной мере почувствовать связь поколений из-за слишком большого разрыва. Возможно, что у наших детей и внуков будет более полное понимание» – говорит Денис.

Один из продолжателей дела Д.А. Соколова и нынешний руководитель проекта «Новое-Старое» Руслан Беляков считает, что архитектура – фундаментальная пропаганда ценностей, которая может стать основой построения нового государства. «Восстановление материального наследия – лишь одна из причин работы» – говорит Руслан, «мы поднимаем вопрос сохранения культуры, страны, народа и семьи. У каждого народа есть своя история, в том числе и архитектура. В архитектуре выражается дух народа, то, что народ окружало, мировоззрение. Когда мы забываем, откуда пришли, мы теряем сами себя».

Курная изба в музее живой архаики «Новое Старое» в с. Воздвиженское, Московской области. Автор фото: Юлия Невская.

В общей дискуссии плотники пришли и к другим выводам. То, чем они занимаются  –вопрос сохранения культурного кода и связи поколений. Православная церковь стала не просто духовным символом, а символом русского народа. Мы всегда несли свою культуру, но при этом, не отвергали традиции и обычаи остальных. Уважение к другим культурам и религиям есть основа, на которой держится наше государство. Нужно ли сохранять памятники? Конечно, да. Памятники можно читать как книги. Если смотреть на памятник, возникает понимание того, как строили, как мыслили люди прошлого, наши предки.

Закономерно был поднят вопрос и о русской идее. Что это и в чём она должна заключаться. Есть мнение, что русская идея должна заключаться в созидании, строительстве чего-то нового, в улучшении пространства вокруг себя. Реконструкции храмов и домов Русского Севера и есть та самая русская идея, выраженная в труде, стремлении и желании сохранить и построить как можно больше для наших детей.

С каждым годом всё больше людей приходят в музей живой архаики «Новое Старое». Это и опытные плотники, и волонтёры, и добровольцы. Каждое лето организуются реставрационные работы на Севере. Во время сезона 2022 года артель занималась  противоаварийными работами в Никольском храме в селе Зачачье, Архангельской области. В целом отмечается рост числа людей, интересующихся традиционными промыслами, включая и плотничество. Благодаря работе музеев, фондов и добровольческих артелей удаётся привлекать внимание общественности к острым проблемам, связанным с сохранением памятников деревянного зодчества.

На всём Русском Севере можно найти сотни объектов, которые находятся в критическом состоянии. Очевидно, что сил и средств на их восстановление не хватает. Данная проблема должна быть взята под контроль государства. Инициатива должна исходить не только снизу, но и сверху. И речь идёт не только о конкретных объектах, необходимо сформулировать, разработать и реализовать программу глобальной реконструкции наиболее значимых строений – церквей, домов, усадеб и прочих построек, которые представляют собой историческую и культурную ценность. За этим должно последовать расширение списка объектов культурного наследия России. 

Только совместными усилиями можно в полной мере сохранить огромный пласт национальной культуры и передать его будущим поколениям.

последние публикации