Friday, December 9, 2022

Забытое имя: к 165-летию со дня рождения П.Н. Жуковича (1857– 1919 гг.)

26 сентября 2022 года исполняется 165 лет со дня рождения профессора Санкт-Петербургской духовной академии, исследователя церковной и гражданской истории Беларуси, археографа и источниковеда Платона Николаевича Жуковича. Не думаю, что круглая дата вызовет в ученом сообществе историков Беларуси интерес к осмыслению научного наследия исследователя. Ярлык «западноруса», закрепившейся за учеником М.О. Кояловича, к сожалению, выводит его имя за пределы белорусской историографии, не признающей «западнорусизм» выражением белорусской идентичности.

Однако личность П.Н. Жуковича представляет интерес во многих отношениях. Во-первых, как историк, который оставил фундаментальные исследования по церковной истории, в частности, шеститомную «Сеймовую борьбу православного западнорусского дворянства с церковной унией…» (1901–1912). Во–вторых, как уроженец Беларуси, выходец из среды потомственного православного духовенства, в 60-70-е гг. XIX в. осознававшего свою сопричастность к тем изменениям в жизни белорусского народа, которые произошли после отмены крепостного права. П.Н. Жукович привлекает внимание историков и как выдающийся церковный деятель начала XX в., когда Русская православная церковь находилась на одном из труднейших этапов своего реформирования. Принимая деятельное участие в подготовке и работе Всероссийского поместного собора Русской православной церкви 1917 – 1918 гг., ученый много сделал для внесения в программу работы Собора вопросов об охране и изучении памятников древности, находящихся в ведении Ведомства православного исповедания. Он был уверен в необходимости законодательного закрепления охраны памятников церковного искусства. С именем историка связана миссия по изучению возможности воссоединения униатов и православных Галиции в 1915 г.

В судьбе белорусов XIX век ознаменовался возрождением Православия. Одним из проявлений этого непростого процесса стало пробуждение интереса к тому историческому пути, который прошла Православная церковь на протяжении всего своего существования. Не случайно именно в XIX веке появляются исторические труды, в которых раскрываются сложные, подчас трагические страницы из прошлого Православной церкви Беларуси.

Однако имена их создателей до сегодняшнего дня преданы забвению или все еще лежат под спудом предрассудков. Одним из таких историков является профессор Санкт-Петербургской духовной академии, заведующий кафедрой русской гражданской истории Платон Николаевич Жукович. Исторические труды этого ученого, также, как и его политические взгляды, еще не стали объектом историографического осмысления. Попытка определить место историка в общественно – политической и научной  жизни Беларуси и России на рубеже XIX-XX вв., дать оценку историческому наследию историка предпринята в настоящей статье.

Будущий ученый родился в уездном городе Пружаны Гродненской губернии в семье митрофорного протоиерея Александро-Невского собора Николая Михайловича Жуковича (1827-1906), человека широко образованного, много сделавшего на поприще народного образования и благотворительности[1].

Первые уроки грамоты П.Н. Жукович получил в родительском доме и церковно-приходской школе, которой руководил его отец. Однако систематическое образование историка началось в Кобринском духовном училище, в котором он учился с 1867 по 1871 г. В возрасте 14 лет П.Н. Жукович поступил в Литовскую духовную семинарию, которая в пореформенные годы пользовалась большим авторитетом не только среди лиц духовного звания. Наплыв учащихся, особенно из малоимущих слоев, был столь велик, что казеннокоштных мест не хватало. Поэтому хорошо успевающие студенты из обеспеченных семейств не могли рассчитывать на государственную поддержку. Платон Жукович на казенном содержании состоял только три года.

Время его учебы пришлось на период действия в духовных школах Устава 1866 г., по которому уровень духовного образования должен был сравняться со светским. Литовская семинария в эти годы находилась под покровительством и деятельным руководством нового Литовского архиепископа Макария (Булгакова), трудами которого и завершалось начатое дело преобразования.

По окончании семинарии (1877) П.Н. Жукович поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию. Согласно уставу 1869 г. в академии было три учебных отделения: богословское, церковно-историческое и церковно-практическое. Как правило, студенты сами выбирали для себя то отделение, содержание обучения в котором совпадало с их интересами. Наиболее одаренные студенты предпочитали записываться на церковно-историческое и богословское отделения, менее способные шли на церковно-практическое [19, с. 284]. Для П.Н. Жуковича сомнений не существовало. Он выбрал церковно-историческое, которое возглавлял проф. М.О. Коялович. Лекции ученого вызывали большой интерес у слушателей, особенно выходцев из белорусско-украинских земель[2].

Учебный курс академии был разделён на 4 года. Первые три года отводились для изучения общеобразовательных и специальных предметов по отделениям. На третьем курсе студенты, как правило, выбирали тему кандидатского сочинения, которое через год перерастало в диссертацию. Последний, четвёртый курс, предполагал занятия по избранной специализации и магистерский экзамен. Кроме того, студенты выпускного курса знакомились с педагогикой и давали уроки в одном из приютов Санкт-Петербурга. Помимо занятий по специальности, студенты 4-го курса должны были написать и представить по одной проповеди в течение года. Эти проповеди рассматривались ректором и преподавателем гомилетики. И только после этого их произносили или в академической церкви, или в соборе Александро-Невской Лавры.

Уже на третьем курсе П.Н. Жукович выбрал тему будущей диссертации – «Кардинал Гозий и Польская церковь его времени» [4]. Тема работы была подсказана М.О. Кояловичем, научным руководителем историка и определялась ее полной неизученностью как в российской, так и польской историографии и, кроме того, связана с научными интересами самого исследователя Брестской церковной унии. Четвёртый курс академии  П.Н. Жукович закончил в 1881 г., защитив   диссертацию на степень кандидата богословия по церковно-историческому отделению.  В  отзыве на диссертацию проф. И.Е. Троицкого говорится:  «Диссертация г. Жуковича составлена по всем правилам науки. Он тщательно изучил как непосредственные источники, так и ученые исследования, относящиеся к его предмету и, овладев теми и другими, результаты своего изучения изложил самостоятельно и с полным знанием дела. Состояние Польской церкви пред реформациею изображено без преувеличений и натяжек, вполне согласно с источниками, история проникновения в Польшу идей реформации, их постепенного развития и борьбы с католицизмом изложена удовлетворительно, значение этой борьбы, как в её основных мотивах, так и в случайных осложнениях понято правильно, роль кардинала Гозия и его характер, как человека и исторического деятеля, очерчены верно и метко. Не смотря на множество деятелей и разнообразие интересов, которые были замешаны в борьбе и чрезвычайно ее осложняли, автор твердо и неуклонно держит в руках общую нить событий, не увлекаясь отдельными эпизодами и не теряясь в подробностях. Вообще сочинение весьма хорошее и вполне заслуживает степени кандидата богословия»[3].

После защиты диссертации будущий историк был назначен преподавателем арифметики и географии в Полоцкое духовное училище, где он работал с 1881 по 1883 г. Сын православного священника не пошёл по стезе своего отца, не принял священнический сан, а посвятил свою жизнь научной и преподавательской деятельности. Продолжая исследование прежней темы, автор дополнил ее новым материалом и в 1882 г. опубликовал монографию «Кардинал Гозий и польская церковь его времени», а 16 января 1883 г. защитил магистерскую диссертацию. «Кардинал Гозий», по словам самого П.Н. Жуковича,   был первым «…по времени русским исследованием польской церковной истории реформационного периода» [3, с.471].   Историк в работе  создает не только широкую  панораму состояния Римско-католической церкви Речи Посполитой середины и второй половины XVI в., когда ее существованию был нанесен серьезный удар успехами реформации, но и   дает оценку личности  и деятельности главы церкви  кардинала Гозия, отбрасывая конфессиональное пристрастие, при котором неизбежно происходит «…увлечение светлыми сторонами истории своего исповедания, игнорирование или слабое освещение темных ее сторон, стушевывание светлых черт истории иноверных религиозных партий, раздувание единичных тёмных фактов их истории в общие явления их жизни и т. п.» [3, с.12]. Заслуга П.Н. Жуковича состоит в том, что Станислав Гозий предстает пред читателем не только как выдающийся деятель католической церкви Польши, но и как “…живой образ, прослеженный в важнейших моментах развития от колыбели до могилы и производящей впечатление живого человека” [18, Ч. II, с.151].  Не случайно, как лучшего специалиста именно Жуковича пригласили в число сотрудников «Энциклопедического словаря» Ф.А. Брокгауза и И.А. Эфрона для публикации  статьи «Гозий (Станислав)» [5, с. 36-37].

Защита диссертации прошла успешно и Платон Николаевич был утверждён в степени магистра богословия. Впоследствии его речь на защите была опубликована в академическом журнале «Христианское чтение» [3. С. 465-471]. Это была первая публикация историка в церковных периодических изданиях. Во время диспута М.О. Коялович заявил, что молодого ученого, несомненно, ожидает в будущем профессорская кафедра, несмотря на то, что он в то время состоял всего лишь помощником смотрителя Полоцкого духовного училища.

После защиты магистерской диссертации П.Н. Жуковичу было сделано предложение возглавить одну из кафедр в Киевской духовной академии. Однако ученый вернулся на место своей прежней работы, где оставался до ноября 1883 г., когда указом Св. Синода был переведен на должность смотрителя мужского Виленского духовного училища, а в 1884 г. – преподавателя церковной истории в Литовскую духовную семинарию по кафедре церковной истории. Причина выбора места работы определялась, прежде всего, наличием исторического архива в Вильно, дававшего возможность заниматься «местной историей» и печататься «в местных» периодических изданиях. Привлекала ученого и близость alma mater c академическим изданием «Христианское чтение». Так на страницах этого журнала в 1885 г. им была опубликована статья: «Христианское исповедание кафолической веры, изданное от имени Петриковского синода 1551 г.» [6, № 7-8, с. 50-81; № 9-10, с. 293-334],  составленное для польских епископов как следствие решений Тридентского собора, а также рассматривающая деятельность кардинала «на поддержание единодушия и ревности» в борьбе с протестантами.

«Виленский» период в научной карьере  П.Н. Жуковича был связан с изучением латинизации Брестской церковной унии, набирающей силу на белорусско-литовских землях после Замойского собора 1720 г. и, в частности,  через расширение католического образования. Организатором и проводником этого процесса историк, опираясь на документы, считал деятельность ордена базилиан, которая на рубеже  XVIII–XIX   вв., по мнению историка, привела греко-католическую церковь к кризису. Одним из проявлений этого кризиса стали события 1824 г. в Виленском университете, закончившиеся отчислением из состава преподавателей ряда профессоров, известных своим влиянием на студентов. Среди них был и проф. М.К. Бобровский, убежденный  противник латинизации униатской церкви и страстный сторонник сохранения церковно-славянского языка как языка богослужения. Попытка проследить путь Михаила Кирилловича Бобровского от Брестского каноника греко-католической церкви до  профессора  Виленского университета, выявить его позицию в подготовке и проведении Полоцкого собора содержится в большинстве «виленских» публикаций  П.Н. Жуковича: «Об основании и устройстве главной духовной семинарии при Виленском университете 1803 – 1832 гг.» [7, с. 237-286], «О профессорах богословского факультета Виленского университета в настоящем столетии» [8, с. 367-409; с. 556-595], «Сенатор Новосильцев и Виленский профессор Голуховский» [10, с. 603-619], «Попечитель Новосильцев в сетях базилианской интриги» [11, с.333-334]. Оценка Жуковичем взглядов М.К. Бобровского, результатов деятельности базилиан на белорусских землях получит окончательное оформление в статье «Взгляд профессора протоиерея М. К. Бобровского на общий ход униатского вопроса в XIX веке» [12, с.76-77 ]. Она не изменится на протяжении всей его долгой научной деятельности. Близка к проблематике перечисленных публикаций и статья П.Н. Жуковича «Academia Caesarea Romano-Catholica Ecclesiastica Petropolitana anno academia 1887–1888», содержащая малоизвестные сведения об учебном процессе в Главной Литовской семинарии  [9, с. 82-86 ].

В 1891 г. после кончины М.О. Кояловича на вакантную кафедру русской гражданской истории советом Духовной академии был избран магистр богословия П.Н. Жукович, ученик покойного.  Отъезд ученого в Санкт-Петербург вызвал искреннее сожаление  преподавателей и учащихся Литовской семинарии. Уважение со стороны коллег к товарищу и любовь учеников к наставнику зафиксированы в 42-м номере Литовских Епархиальных Ведомостей за 1891 г. Он был полностью посвящён  П.Н. Жуковичу. Подобный случай не имел больше прецедентов, он был единственный, как в жизни Литовской семинарии, так и в истории издания Литовских Епархиальных Ведомостей. Так завершился «белорусско-литовский» период в жизни П.Н. Жуковича, который можно назвать временем становления исторических взглядов историка. С переездом в Петербург в жизни ученого начался новый этап, ставший расцветом его научного творчества.

Именно в это время были созданы лучшие работы П.Н Жуковича, связанные с социально-экономической, политической  и конфессиональной историей его малой родины, интерес к судьбе которой никогда не покидал историка. Еще на торжественном годичном акте академии 17 февраля 1895 г. он произнёс речь, которую посвятил «русскому» землевладению в Северо-Западном Крае (т.е., землевладению православного населения белорусско-литовских земель) [14, с, 312-336; 527-552]. После 1911 г., когда историк уже оставил заведывание кафедрой, он снова обращается к белорусско-литовской проблематике, публикуя статьи, посвященные управлению, суду, сословному составу населения, школьному делу в царствование  императрицы Екатерины II  и общему состоянию края при императоре Павле I. Среди них: «Управление и суд в Западной России в царствование Екатерины II» [15 – 1914 –  №2-с. 264-315, №3-с. 88-120, №4-с. 314-355, №5-с.1-60], «Сословный состав населения и школьное дело Западной России в царствование Екатерины II  [15 – 1915 № 1- с. 76-109; №2-с. 257-321; №5-с.130-178], «Западная Россия в царствование Павла I» [16, № 6, с. 183-226; № 8, с. 207-263; № 10, с. 186-275].

П.Н. Жукович считал необходимым создание и  систематическое изучение курса   истории России, который особую актуальность приобрел  в начале XX  века в силу  «общего подъёма православно-общественного просветительского движения». Историк считал, что именно отечественная история   противостоит «… разлагающему действию неправославного влияния». Однако, преподавание истории Отечества как в духовной академии, так и в университетских курсах, по мнению историка, было крайне неудовлетворительно. Предмет давался слушателям фрагментарно, имел «пробелы и погрешности», поэтому «студенты в большинстве просто забывали всё связанное с гражданской историей» [18, с. 1013].   Особую озабоченность историка вызывало   отсутствие внимания к истории Западной и Южной Руси.  В письме к своему ученику К.В. Харламповичу историк писал: «Хотелось бы заняться более-менее серьёзным изучением новейшей истории Западной России. Однако научных книг здесь нет, а к популярным покуда не лежит сердце» [21, 1-12], в то время как Виленском центральном архиве и Виленской публичной библиотеке «сосредоточилось   богатое историко-архивное наследие, неизвестное современным историкам». По словам ученого  «…вообще в Санкт-Петербурге какой-то злой рок тяготеет над западно-русскими учёными и начинаниями» в то время как польский взгляд на историю западной Руси остается преобладающим. Наиболее ярким примером этого явления, с точки зрения историка, «служит грустная история с изданием «Сборника материалов для истории учебных заведений в западных губерниях», извлечённых из архива министерства народного просвещения. В течение девяностых годов XIX в. вышло три обширных тома этого издания, под руководством бывшего попечителя Виленского учебного округа И.П. Корнилова. Однако с его смертью в 1901 г. это издание[4], одобренное  императором, сразу остановилось, не успев охватить и первого десятилетия XIX в. И даже дочь Корнилова, хлопотавшая о дальнейшем выпуске сборника целых десять лет и бравшая на себя расходы по окончанию и печати сборника, не имела успеха. В тоже время на «издание не только многотомных исследований, но и сырых исторических материалов народа не имеющего  своей государственности средства находятся». Историк с сожалением замечает: «К одной приближающейся пятидесятилетней годовщине последнего польского восстания, сколько уже издано и исследований, и собраний материалов на польском языке!» [19, с. 1489], в то время как история западных земель Руси находится вне внимания издательств и периодической печати.   

П.Н. Жукович считал особенно важным публиковать источники, позволяющие изучать и разъяснять  политику Российского государства на землях западной Руси, в том числе нового и новейшего времени. Среди них особое внимание ученый уделял  изданию  «Журналов Западного комитета» (1831-1848 гг.), поскольку они содержали «исключительный   материал», дающий «основания для понимания и объяснения российской политики на территориях «отторженных от Польши». В «Журналах Западного Комитета», по мнению историка, проступали «все важнейшие проблемы края»: крестьянский вопрос (особенно подготовка отмены крепостного права и устройство жизни и быта государственных крестьян), оценка польского дворянского землевладения и судьба польских дворянских имений, конфискованных после восстания 1831 г., материальное обеспечение православного и католического духовенства, а   также конфискация имений римско-католического духовенства, отмена Статута Великого княжества Литовского и введение Российских общегосударственных законов. П.Н. Жукович считал целесообразным раскрыть  архивные материалы комитета, среди которых преобладали  отчёты и донесения министров (преимущественно министров внутренних дел, государственных имуществ) и генерал-губернаторов округов. В тоже время он печально констатирует тот факт, что «русское правительство нисколько не заинтересовано в развитии и поддержке западнорусской истории», оказывая значительно большее внимание к историкам  и исследованиям Польши. П.Н. Жукович считал также, что изучение истории западных земель Руси идет не равномерно. Социально-экономическая и политическая история вызывает  меньший интерес исследователей, значительно больше места уделяется конфессиональной истории. Для П.Н. Жуковича особо значимой была униатская проблематика, поскольку давала возможность лучше понять историю белорусского народа. Не случайно темой докторской диссертации ученого, которую историк защитил 13 апреля 1901 г., стало исследование легальных, «парламентских» методов борьбы православного шляхетства Речи Посполитой за восстановление прав православной церкви и православного населения Речи Посполитой. Первая публикация по теме диссертации «Борьба против унии на современных ей литовско-польских сеймах (1595-1600 гг.)» вышла еще в 1896 г. [20, с.    517-556]. В  1897 г. опубликована монография «Сеймовая борьба православного западнорусского дворянства с церковной унией (до 1609 года)», подробно излагающая этапы борьбы православного западнорусского населения с церковной унией в эпоху Сигизмунда III Вазы [13]. Однако работа П.Н. Жуковича отображает не какую-то частную проблему в жизни государства на рубеже XVI-XVII вв., но создает широкую панораму исторических событий, имевших место в Восточной Европе, в которой обрисованы не только глобальные явления, но   и отдельные личности, которые говорят языком писем и мемуаров. Диссертация  вышла далеко за пределы обозначенной проблемы и стала целостным исследованием всего круга вопросов, связанных с подготовкой, реализацией и последствиями церковной унии, в том числе и международных отношений.   

После защиты докторской диссертации ученый продолжил свое исследование «сеймовой борьбы православного западнорусского дворянства с церковной унией» серией публикаций, состоящей из шести выпусков[5]. Поэтому всю научно-исследовательскую работу, выполненную П.Н. Жуковичем, можно разделить на две части: первая (докторская диссертация) рассматривает события  с 1587 г. до 1609 г., вторая (шесть последующих выпусков) с 1609 г. до смерти короля Речи Посполитой Сигизмунда III (1632 г.). В основу ее положены многочисленные и разнообразные источники, большая часть которых ко времени П.Н. Жуковича была опубликована   в сборниках археографических комиссий, вышедших еще при жизни исследователя: «Акты, относящиеся к истории Западной России», «Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России, собранные и изданные Археографическою Комиссиею», «Архив Юго-Западной России», «Акты, издаваемые Виленской Археографической комиссией», «Археографический сборник документов, относящихся к истории Северо-Западной Руси» и др. Это, прежде всего, документальные и повествовательные  материалы, отражающие основные события изучаемой эпохи: декларации, сеймовые конституции, протестации, дневники. В исследовательское поле диссертации историк включил православную полемическую литературу XVI-XVII вв.[6], содержащую уникальный материал о борьбе за права православного населения Речи Посполитой, который никогда не привлекался исследователями в контексте сеймовых дискуссий.   

Несмотря на то, что опубликованные источники уже давали автору возможность составить самостоятельный взгляд на изучаемую проблему, историк вводит в научный оборот большое число новых архивных материалов из государственных и частных хранилищ. Важнейшие из обнаруженных  документов П.Н. Жукович опубликовал. Среди них ««Грамота», содержащая решения Брестского собора 1591 г.», «Жизнеописание митрополита Иосифа Вельямина Рутского, составленное митрополитом Михаилом Корсаком», «Протестация митрополита Иова Борецкого и других западнорусских иерархов, составленная 28 апреля 1621 г.» и др. Включение историком неизвестных источников позволило   внести в изучение темы много нового: например, зафиксировать момент, когда в переговорах о заключении церковной унии был поднят вопрос не только об изменениях догматики, но и обрядности православной церкви, когда стало ясно, что уния вряд ли ограничится формальным признанием авторитета папы. П.Н. Жукович первый подробно изложил и расположил по категориям   артикулы, на основании которых была подписана  Брестская церковная уния,   раскрыл причины вражды между канцлером Я. Замойским и князем К.К. Острожским, оказавшей решающее влияние на судьбу протосинкелла Константинопольского патриарха Никифора Кантакузина. Прошло более ста лет после выхода в свет «Сеймовой борьбы…», однако работы, которая бы внесла существенные коррективы в изучение темы так и   не появилось. «Сеймовая борьба…»  стала   вершиной научного творчества П.Н. Жуковича.

Не случайно «Сеймовая борьба…» П.Н. Жуковича получила высокую оценку современников. Если бы ученый ничего не создал кроме этого исследования, он вошел бы в число крупнейших российских и белорусских  исследователей второй половины XIX – начала XX века. «Это, наверно, наиценнейший труд, который появился в российской литературе за последнее десятилетие по истории украинской и белорусской жизни того времени», – писал о вышедшей книге украинский историк М.Г. Грушевский. Близкая по содержанию  оценка прозвучала в рецензиях на диссертацию со стороны его оппонентов и в отзывах научной общественности[7]. Выпуски книги, которые последовательно шли один за другим, получили ряд самых престижных премий, присуждаемых за исследования по истории церкви: митрополита Макария (Булгакова), П.Н. Батюшкова, Л. П. Стаховского, Марии и Василия Чубинских [26, c. 158-159].  

Вместе с работой над основным трудом своей жизни, историк с увлечением принимал участие и в других ученых начинаниях. Так в 1901 г. он работает над вторым томом Православной Богословской Энциклопедии. К 200-летию Полтавской битвы подготовил публикацию, обнаруженного им в Петербургской Публичной Библиотеке, сеймового дневника за 1710 г. (Diariusz Rady walney Warszawskiey in anno 1710), который раскрывает политическую обстановку, сложившуюся в Речи Посполитой после поражения шведов в 1708 г.  

Особое место  в научном творчестве П.Н. Жуковича занимают его отзывы о докторских и магистерских диссертациях, рецензии на работы своих коллег по историческому цеху. Это были не панегирики, а целостные исторические очерки, существенно дополнявшие рецензируемое издание.  Многие из них   отмечены  золотыми медалями, например,  отзыв о монографии Г.Я. Киприановича: «Жизнь Иосифа Семашки, митрополита Литовского и Виленского»,  рецензия на работу К.В. Харламповича: «Западно-Русские Православные школы XVI и начала XVIII века»[25, с.479].

Важной стороной научно – педагогической деятельности П.Н. Жуковича была его работа по воспитанию молодых исследователей. Под   руководством ученого получили становление такие историки как: Б.В Титлинов, К.В. Харлампович, А.В. Ярушевич, А.В. Карташов и многие другие. Как научный руководитель П.Н. Жукович отличался демократизмом и простотой. Он всегда был готов помочь не только советом, но и необходимой для работы книгой, а иногда и архивной цитатой или библиографическими разысканиями. Соискатели, которые писали у него диссертации, тепло вспоминали сердечную щедрость своего научного руководителя.

Однако жизненную позицию историка всегда определяла научно-исследовательская работа. Свои многочисленные статьи П.Н. Жукович публиковал в церковной периодической печати начала XX века. Среди крупных исследований этого времени следует выделить: «Неизданное русское сказание о Жировицкой иконе Божией Матери (в связи с историей русского дворянского рода Солтанов Жировицких)» и «Записку о духовной академии в Вильне». 

В 1911 г. в связи с выслугой 30-летнего срока П.Н. Жукович передал кафедру гражданской истории своему ученику Д.А. Зиньчуку, оставаясь   профессором академии. К этому времени ученый состоял почетным членом императорского Археологического Института, действительным членом императорского Русского исторического общества и состоявшей при обществе особой Комиссии для обсуждения мер, касающихся порядка сохранения местных архивных материалов, членом императорского Московского археологического института им. имп. Николая II, Русского географического общества, Русского библиологического общества, Общества библиотековедения, почетным членом Полтавской церковной историко-археологической комиссии, пожизненным членом Владимирской губернской ученой архивной комиссии. В 1915 г. принимал участие в составлении издания, посвященного 50-летию Русского исторического общества, и написал главы «Основание, состав и собрания общества», «Научно-издательская деятельность общества». С 1903 г. работал в качестве члена-основателя  Галицко-Русского благотворительного общества в Санкт-Петербурге. В 1916 г. избран почетным членом Холмского православного братства и двух белорусских ученых сообществ.

Помимо научной деятельности в тревожные годы начала XX в. П.Н. Жукович много времени уделяет работе в канонической подкомиссии Предсоборного присутствия, готовя вопросы, подлежащие рассмотрению будущего Поместного Собора Русской Православной Церкви, делегатом которого он был в 1917-18 гг.

Особое место в церковной деятельности ученого занимает 1915 год. В январе  1915 г. П.Н. Жукович был командирован обер-прокурором Синода В. К. Саблером в занятую русскими войсками Галицию с целью подготовки законопроекта о православных причтах в условиях начавшегося процесса воссоединения с православной церковью местных униатских приходов. Итогом поездки стали доклады «Об общем положении церковных дел в Галиции» и «Об униатском приходском духовенстве в Галиции» [17]. Главной их темой явился обзор процессов, связанных с воссоединением униатов и о быте простого (приходского) униатского духовенства. Жукович признал недостаточно активным переход униатских приходов в Православие в галицких епархиях, несмотря на естественный, исходивший от народа характер воссоединительного движения. По мнению Жуковича, гонимые на протяжении нескольких веков австрийскими властями русские силы в Галиции, прежде всего духовенство и интеллигенция, не получили должной поддержки русской военно-гражданской власти, «всецело поглощенной заботами о соблюдении принципа корректности в отношении всех вероисповеданий», что превратилось в практическом своем осуществлении «в противодействие успехам православия». Не учитывались местные церковно-бытовые особенности, как и то, что, по словам Жуковича «так называемое украинство (мазепинство) имело в Галиции в крестьянском населении широкое распространение», поскольку поддерживалось денежными субсидиями от краевого галицкого и центрального австрийского правительства и из прусской казны. Соединение «украинства» и униатства, осуществлявшееся, в частности, митрополитом Андреем Шептицким, представлялось Жуковичу особенно опасной для русской власти тенденцией. Жукович последовательно выступал сторонником «русского народного единства», укрепления связи Западной и Южной  Руси с общерусским государственным центром. Говоря о будущем Галиции, ученый затрагивает тему воссоединения униатов и считает её вполне осуществимой. Успех будет зависеть, по словам историка от мудрой и взвешенной политики России.    

1918 г. стал роковым для Петроградской Духовной академии. Новое правительство приняло решение о её закрытии. Оставшись без средств существования, П.Н. Жукович был вынужден поступить на службу сначала в Синодальный архив, а затем в публичную библиотеку. После создания в Петрограде 1918 году Белорусского вольно-экономического общества, задачей которого стало объединение белорусской интеллигенции вокруг новой власти, П.Н. Жукович с энтузиазмом погрузился в работу новой общественно-политической организации. Занимая должность секретаря Правления, ученый проявлял заботу о беженцах, содействовал развитию просвещения и науки. Устав общества выдвигал идею объединения культурных сил Беларуси и всестороннего изучения её истории. На своём заседании 22 октября 1918 г. общество постановило издавать журнал «Белоруссия». Усилиями членов общества была создана библиотека белорусской школы, в которой предполагалась концентрировать архивы по белорусоведению. П.Н. Жукович передал часть своих книг в фонд этой библиотеки. Остальная часть библиотеки историка была приобретена библиотекой открывшегося в Минске Института Белорусской Культуры. Впоследствии часть личной библиотеки П.Н. Жуковича перешла в состав библиотеки им. В.И. Ленина (ныне Национальная библиотека РБ), в которой она находится до сих пор. Учитывая активную научную и общественную деятельность 8 ноября 1918 г. П.Н. Жукович был избран член – корреспондентом Российской Академии Наук. Последние месяцы своей жизни П.Н. Жукович посвятил составлению библиографии по истории Беларуси, закончив свои выписки в тот самый вечер, когда его постепенно ослабевшее сердце перестало биться.

Весть о смерти Платона Николаевича облетела всю бывшую академическую среду. Узнал о ней и Патриарх, святитель Тихон (Белавин). О скорбном событии он был уведомлен письмом соратника покойного проф. И.С. Пальмовым от 6-го декабря 1919 г. Будучи воспитанником Петербургской духовной академии, Святейший со скорбью принял эту весть. В своём ответе он писал: «<…> На днях у меня был владыка митрополит, и мы вспоминали Вас и Платона Николаевича. Царство Небесное кроткой и мирной душе его!» [27, c.464].

В настоящее время труды историка, к сожалению, не переиздаются. Но хочется надеяться, что беда эта будет исправлена. Так же как должна быть исправлена и другая несправедливость. В Беларуси, где родился ученый и с которой связана вся его научная деятельность, до сих пор нет ни улицы его имени, ни памятника, ни одной мемориальной доски. И пора бы уже вспомнить об этом и выразить, наконец, свое уважение и благодарность деятелю отечественной истории.   

Литература

1. Б.А. Пятидесятилетний юбилей Православной Литовской Духовной Семинарии 7 октября 1878 года. – Вильно: тип. Губернского правления, 1878. 2. Гомолицкий И., свящ. 50-ти-летний юбилей протоиерея Николая Жуковича // ЛЕВ –1900. – № 1-2.

3. Жукович П.Н. О реформации в Польше / Речь перед защитой магистерской диссертации “Кардинал Гозий и Польская церковь его времени” // Христианское чтение. –1883. –  № 3-4.– С.465-471.

 4. Жукович П.Н. Кардинал Гозий и польская церковь его времени. – СПб.: Синодальная типография, – 1882,  542 c.

 5. Жукович П.Н. Гозий (Станислав) // Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауз, И.А. Эфрон. Т. 17. С.-Петербург: Типо-Литог. –1893.– С.36-37. 

6. Жукович П.Н. Христианское исповедание католической веры, изданное от имени Петроковского синода 1551 года // Христианское чтение. – 1885. – № 7-8; № 9-10.

7. Жукович П.Н. Об основании и устройстве Главной духовной семинарии при Виленском университете (1803-1832) // Христианское чтение. –  1887. – № 3–4; № 5-6.

8. Жукович П.Н. О профессорах богословского факультета Виленского университета в настоящем столетии // Христианское Чтение. – 1888. –  № 3-4;   № 5–6.  

9. Жукович П.Н. Academia Caesarea Romano-Catholica Ecclesiastica Petropolitana anno academia 1887 – 1888 // ЛЕВ. – 1888. –  №11.

10. Жукович П.Н. Сенатор Новосильцев и Виленский профессор Голуховский // Исторический вестник. – 1887. – №9.

 11. Жукович П.Н. Попечитель Новосильцев в сетях базилианской интриги // ЛЕВ. – 1888. – №39.

12. Жукович П.Н. Взгляд профессора протоиерея М. К. Бобровского на общий ход униатского вопроса в XIX веке // Христианское чтение. – 1907. – № 12.  

13. Жукович П.[Н]. Сеймовая борьба православного западнорусского дворянства с церковной унией. Вып.1–6. – Спб., I-й вып. Тип. Гл.упр.уделов; другие вып.–тип. М. Меркушева, 1901–1912.

14. Жукович П.Н. Русское землевладение в Северо-Западном крае со времени его присоединения к России // Христианское чтение. – 1895.   – № 3-4;  № 5-6.      

15. ЖМНП. — 1914. — №№ 2–5, 7; 1915. — №№ 1, 2, 5, 12;

16. ЖМНП. — 1916. –№ № 6, 8, 10.

17. Жукович П.Н. «Об общем положении церковных дел в Галиции» – Пг.: Синодальная тип. – 1915. – 24 с.;  Об униатском приходском духовенстве в Галиции» – Пг.: Синодальная тип.– 1915. –

18. Жукович П.Н.  Русская история в духовных семинариях // Церковный вестник. – 1910. – № 33. –   1013.

19. Жукович П.Н.    К истории располячения римо-католического костёла в Белоруссии (библиографическая заметка) // Христианское чтение. – 1913. – Ч. II.  

20.Жукович П.Н. «Борьба против унии на современных ей литовско-польских сеймах (1595-1600 гг.)» // Христианское чтение. – 1896. – № 11-12. – С. 517-556.

21. Констянтин Харлампович, академик. Платон Миколаевич Жукович. (Биографiчний нарис) // Записки Историко-Филологического отделения Украинской Академии Наук. – 1925. – №1.  

22. Извеков Николай, свящ. История Литовской Духовной Семинарии. – Вильна: тип. И. Блюмовича, 1892.

 23. Катанский А.Л. Воспоминания старого профессора (с 1847 по 1913 гг.) // Христианское чтение. – 1919. – Ч. I.

24.Недельский Николай, священник. Памяти протоиерея Николая Жуковича // Гродненские Епархиальные Ведомости. -1906. – № 35.

25. Отчёт СПбДА за 1898 год // Христианское чтение. – 1899. – Ч. I.  

26. Отчёт CПбДА за 1901/02 год // Христианское чтение. – 1902. – Ч. I.

27. Сосуд избранный: Сборник документов по истории Русской Православной Церкви. Сост. Марина Склярова. – СПб.: Изд. «Борей», 1994.


[1]  Николай Жукович родился 28 декабря 1827 г. в местечке Дывино Кобринского уезда (ныне Брестская обл., Кобринский р-н). По окончании Литовской духовной семинарии в 1849 г. он был рукоположен в сан диакона. 28 ноября того же года состоялась его хиротония в сан иерея Христо-Рождественского храма г. Пружан, который он не оставлял в течение всей своей жизни. Об  отношении жителей   города   к  о.  Николаю  можно  судить  по  факту  поднесения  в  день  его  погребения   венка   из живых  цветов  с  надписью    «От пружанского еврейского общества справедливому и гуманному протоиерею Николаю Жуковичу» [2, 24]. Младший брат П.Н. Жуковича – Борис служил  помошником архивариуса св. Синода, входил в состав Комиссии по разбору и  описанию архива Св. Синода, участвовал в описании 2 тома и составил описание 3 тома «Архива западнорусских униатских митрополитов», принимал участие в составлении «Описания Архива Александро-Невской  Лавры за  время  императора Петра Великого». В 1933 г. был арестован  и  сослан  по делу «евлогиевцев». На  момент  повторного ареста в 1938 г. проживал в Новгороде. В этом же году расстрелян.

[2] О  Кояловиче слушатели и коллеги отзывались как о человеке строгих принципов. Так проф. А.Л. Катанский вспоминал: «Будучи историком и привыкший оценивать жизненные явления с точки зрения этих принципов, он глубоко вникал в существовавшее в то время настроение студенческой среды и стремился к серьёзному на неё влиянию. Одарённый большой способностью к анализу и склонный к обобщению, а иногда и сильному преувеличению, по временам он сильно волновался от маловажных на первый взгляд студенческих поступков и надоедал студентам своими нотациями, выговорами и внушениями; до сведения Совета доводил только о важных проступках. Его побаивались, не особенно любили, хотя и очень уважали, как прекрасного профессора и чрезвычайно стойкого в своих принципах человека» [23, с. 499-500].

[3] Рецензия взята из журналов заседаний СПбДА за 13 мая 1878 г. // Приложение к «Христианскому чтению». – 1878. – Ч. II. – С. 364.

[4] Речь идет о Сборнике материалов для истории просвещения в России, извлеченных из Архива Министерства народнаго просвещения. – Санкт-Петербург : Изд. М-ва нар. просвещения, 1893. (вышло 3 тома и 1-й выпуск 4-го).

[5] I – 1609-14 гг. СПб., 1903; II – 1615-19 гг. СПб., 1904; III – 1620-21 гг. СПб., 1906; IV – 1622-25 гг. СПб., 1908; V – 1625-29 гг. СПб., 1910; VI – 1629-32 гг. СПб., 1912.

[6]«Апокрисис, альбо отповедь на книжкы о соборе берестейском, именем людiй, старожитной релеи греческой через Христофора Филялета, врихле дана». Издана в Острожской типографии не ранее 1597 г. Переиздание: «Апокрисис Христофора Филалета» в переводе на современный  русский язык с предисловием, приложением и примечанием. – Киев, 1870; «Αντίρρησισ, abo Apologia przeciwko Krzystoforowi Philaletowi? Ktory niedawno wydał ksiażki imieniem Starożytnej Rusi religij greskij przeciwko ksiażkom o Synodzie Brzeskim napisanym w roku panskim 1597».   – Wilno, 1600.

[7] Голубев С.Т. Отзыв о сочинении профессора П.Н. Жуковича: “Сеймовая борьба православного западно-русского дворянства с церковной унией до 1609г.” рецензия профессора Стефана Тимофеевича Голубева. (Отдельный оттиск из “Отчёта о присуждении премий П.Н. Батюшкова”). – СПб.: Типография Императорской Академии Наук. 1904. – 20с.

 Отзыв П.С. Смирнова о первом выпуске “Сеймовая борьба православного западно-русского дворянства с церковной унией” // В приложении к Христианскому чтению. – 1904. – Ч. I. – С. 77-84.

Отзыв П.С. Смирнова о втором выпуске “Сеймовая борьба православного западно-русского дворянства с церковной унией” // В приложении к Христианскому чтению. – 1906. – Ч. I. – С. 157-174.

Отзыв П.С. Смирнова о третьем выпуске “Сеймовая борьба православного западно-русского дворянства с церковной унией” // В приложении к Христианскому чтению. – 1907. – Ч. II. – С. 150-163.

Отзыв П.С. Смирнова о пятом выпуске “Сеймовая борьба православного западно-русского дворянства с церковной унией” // В приложении к Христианскому чтению. – 1911. – Ч. II. – C. 178-185.

Отзыв П.С. Смирнова о шестом выпуске “Сеймовая борьба православного западно-русского дворянства с церковной унией” // Журналы заседаний педагогического совета СПбДА за 1912/13 учебный год. – СПб., 1913. – С. 174-182.

Валентина ТЕПЛОВА
Валентина ТЕПЛОВА
Валентина Анатольевна Теплова - к.и.н., доцент. Заведующая кафедрой церковной истории и церковно-практических дисциплин Минской духовной академии, доцент исторического факультета Белгосуниверситета, член Синодальной исторической комиссии БПЦ.

последние публикации