Thursday, December 1, 2022

Косово – наша боль

Анна Филимонова

Аннотация

Обострение ситуации в Косово и Метохии связано с выполнением договоренностей, которые ранее заключили с албанскими сепаратистами сербские президенты Борис Тадич и Александр Вучич. Атрибуты государственности «Республике Косово» не могли предоставить ни США, ни ЕС, это могла сделать только Сербия, и эту задачу полностью выполнил её нынешний президент Вучич.

Для того чтобы понять творящееся в Косово и Метохии, «эскалацию ситуации», поставим вопрос: с чем она связана и, соответственно, где она произошла?

Косово

КосовоИван Шилов © ИА REGNUM

Она произошла на границе Косово и Метохии с Сербией. Власти «Республики Косово» запретили всем сербам въезд по документам Республики Сербии и автомобильные номера Республики Сербии. Мотивы Приштины мы рассмотрим ниже, а пока сосредоточимся на выяснении условий, в которых стали возможными подобные запреты.

Поставим следующий вопрос: что значит граница Косово с Сербией?

Косово

КосовоCia.gov

После бомбардировок НАТО существовала только административная граница Сербии со своим южным краем. Однако в полноценную государственную границу она превращается не при прозападном президенте Сербии Борисе Тадиче, а при патриоте и русофиле (так его представляют проправительственные СМИ в Сербии, так его представляют СМИ и в России) Александре Вучиче. Это произошло в декабре 2012 г. после того, как весной 2012 г. в Сербии сменилась власть — новым президентом стал Томислав Николич, в тени которого с помощью бывшего американского посла Камерона Мантера постепенно взращивался новый лидер страны — Вучич.

На границе, также при Вучиче, появилась таможня — один из главных атрибутов государственности.

Можно часто встретить утверждение, что все случаи эскалации в Косово, включая последний от 1 августа, связаны со «злодейскими албанцами», «террористами-сепаратистами» при направляющей роли США. Это, безусловно, верное утверждение, однако это только часть мозаики, центральная композиция которой относится отнюдь не к Пентагону, ЦРУ или Белому дому. Более того, центральной фигурой происходящего является даже не «косовский истеблишмент».

Относительно США ситуация совершенно ясная: в 1990-х гг. Вашингтон поддерживал, вооружал, спонсировал и обучал Армию освобождения Косово (АОК), которая в ходе бомбардировок СРЮ 1999 г. стала пехотой НАТО во время воздушных операций альянса, не посмевшего начать наземное вторжение в связи с умением воевать и более чем высокой мотивированностью сербов. Результатом агрессии, помимо прочего, стала американская военная база «Бондстил», располагающаяся в стратегически значимой и удобной низменности, ради строительства которой с вековых очагов были согнаны сербы, после чего местность заселили лояльные албанцы. Приштина действительно считает своим безусловным патроном США, несмотря на определенную «свою игру» Германии, ни одно по-настоящему крупное решение не принимается без согласования с Вашингтоном. У этого аспекта есть и другая сторона: как только исчезнет американская поддержка, по словам самих косовских албанцев, «ситуация изменится за 48 часов», и, скорее всего, спустя эти 48 часов большинство из них будет искать лучшей доли за границей. Однако пока это только теория.

Что касается сепаратистов, то большинство командиров АОК и близких к ней структур (разведки и наркокартелей) прочно обосновались в «органах госуправления Республики Косово», став «косовской правящей элитой». Альбин Курти, нынешний «премьер Косово», прямо не замешан в военных преступлениях АОК, однако он непримиримый сторонник и практик создания «Великой Албании» и тезиса, согласно которому косовские албанцы как нация слабы, и выжить они могут только в союзе со своими братьями в Албании.

Альбин Курти

Альбин Курти Arianit

И, следовательно, единственным экзистенциальным выходом для «РЕСПУБЛИКИ Косово» является ее сближение и объединение с Албанией.

Резолюция 1244 СБ ООН, поставившая точку в «косовском конфликте», четко определяет Косово и Метохию как составную часть Республики Сербии (текст резолюции упоминает об этом шесть раз) и предписывает вернуть в край почти 1000 сербских полицейских и военнослужащих. Однако в резолюцию «затесался» опасный тезис, который нельзя было пропускать, поскольку в международно-правовом документе, каковым является резолюция Совета Безопасности ООН, прямо нарушалось международное право. Речь идет о будущем урегулировании статуса албанского меньшинства посредством переговоров. Статус любого нацменьшинства в суверенном государстве регулируется исключительно его законодательством, и в сербском законодательстве (равно как и в практической плоскости) никогда не было никаких дискриминационных положений. Следовательно, Белград сам должен был, при консультациях с албанской стороной, определить степень автономии албанцев. Однако международное сообщество в лице ведущих западных стран со спокойствием удава просто выждало время, пока резолюция 1244 не стала приятным, но никак не связанным с реальным положением дел документом.

Однако Запад не просто выжидал, он готовил и проводил изменения в сербской элите, одновременно наступая по всем фронтам: экономическом, информационном, психологическом и т.д. Самым убедительным предупреждением и требованием «не путаться под ногами», пока «большие люди делают большую политику», стало убийство 12 марта 2003 г. премьер-министра Сербии Зорана Джинджича, в последние полгода своего пребывания у власти начавшего разворот в косовском вопросе в национальных интересах.

Режим, пришедший к власти в 2012 г. с постепенно выходящим из тени Александром Вучичем, приступил к решительному завершению «косовской проблемы».

С началом и развитием переговоров, лукаво именуемых «Белград — Приштина» (чтобы скрыть их международный статус, т.е. что «Республика Косово» является государством-участником), стало ясно, что центральной фигурой в косовской мозаике является Александр Вучич. Его «победы» в переговорном процессе способны поразить даже человека с самой устойчивой нервной системой. Сербская сторона под его руководством сделала более 100 уступок косовским албанцам, взамен не получив ни одной. Косовские албанцы выступили как государственники, упорно, последовательно и неуклонно отстаивающие свои интересы. Далее перечислим то, что Приштина получила отнюдь не от прозападного президента Тадича, ЕС или США:

уже упомянутые границу и таможню;

с ноября 2013 г. выборы в крае проводятся только в органы власти «Республики Косово», Сербия своих выборов в Космете не проводит;

кадастровый архив и архив ЗАГС;

взаимное признание дипломов;

международный код +383;

военное соглашение «Республики Косово» с Албанией;

создание Армии Республики Косово (2018);

главный в крае горно-металлургический комбинат «Трепча» на севере края (2019);

право албанцев въезжать в Сербию только по личным картам, а не по международным паспортам (2021);

собственную энергосистему, включая озеро Газиводе, от которого зависит водоснабжение почти всего Косово, и, соответственно, энергетическую независимость (2021−2022).

Помимо этого, Вучич выступил инициатором проекта «мини-Шенген» («Открытые Балканы») с участием Сербии, Албании и Северной Македонии (по сути, это «Великая Албания». Строительству автомагистрали Белград — Приштина — Драч в 2015 г. был присвоен статус наивысшего национального приоритета (это логистический путь для переброски самого сильного южного крыла НАТО с Адриатики вглубь континента). По Вашингтонскому соглашению Вучич — Хоти от сентября 2020 г. Белград взял на себя обязательство построить, помимо указанной автомобильной, еще и железнодорожную трассу до Адриатики (железная дорога Ниш — Приштина — Драч), что означает полный доступ НАТО к глубинной территории Балкан, т.е. к Вардарско-моравской долине, связующему звену Азии с Европой. На стратегической возвышенности Црнуша в южной части (албанской) Косовской Митровицы начато строительство самой крупной военной базы «Армии Косово», непосредственно угрожающей сербскому северу края и территории юга Центральной Сербии. В Косово якобы для поддержки косовских сербов по инициативе Вучича была создана партия «Сербский список», которая работает в правительстве Альбина Курти. «Сербский список» в 2017 г. поддержал избрание Рамуша Харадиная (один из лидеров АОК — ИА REGNUM) премьером и позднее — создание Армии Республики Косово. По сути, задачей «Сербского списка» является одобрение всех действий, предпринимаемых Приштиной, и недопущение активизации альтернативных сербских движений, сопротивляющихся албанцам.

Рамуш Харадинай

Рамуш ХарадинайFacebook.com/edirama.al

Далее следует поставить еще один ключевой главный вопрос: где географически оказалась государственная граница «Республики Косово» с Сербией?

Как известно, бомбардировки НАТО прекратились в 1999 г. С этого времени начался переговорный процесс, в ходе которого при некомпетентности или сознательном игнорировании сербской стороной его цель, определенная в резолюции 1244 как «нахождение статуса для албанского нацменьшинства», превратилась в определение статуса самого края Косово и Метохия. Далее вся не имеющая прецедентов в истории передача части территории в руки сепаратистов и оформление их государственности происходили на переговорах, результаты которых благодаря не менее беспрецедентной пропаганде замалчивались либо преподносились как столь же беспрецедентная мудрость «величайшего правителя Сербии».

Однако в переговорном процессе была своя вишенка на торте: Брюссельское соглашение от апреля 2013 г., в рамках которого Белград по собственной воле ликвидировал полицию, суд и систему безопасности Республики Сербии на территории всего Косова и Метохии, включая север. Север КиМ (общины Лепосавич, Зубин Поток, Звечан и Северная Косовская Митровица), где подавляющее большинство населения составляют сербы, до этого момента был абсолютно недоступен для сепаратистской Приштины. По Брюссельскому соглашению весь край, включая север, собственноручно передавался Александром Вучичем в рамки конституционно-правового порядка Республики Косово. Никакого другого смысла в этом соглашении нет.

Итак, ответ на вопрос, каким образом албанские сепаратисты вообще могли оказаться на сербском севере Косово и Метохии и контролировать там границу, лежит в плоскости условий Брюссельского соглашения, которое позволило «Республике Косово» обрести контроль над всей «своей территорией». До этого для Приштины складывалась довольно комичная ситуация, когда ей в декабре 2012 г. «подарили» государственную границу, находящуюся на севере края, но подступов к которой у нее не было. Заключив это соглашение, Вучич выполнил главные условия функционирования государства: контроль над всей территорией, государственная граница и таможня.

Предоставление всех требуемых на переговорах уступок Приштине со стороны сербского президента подвело черту под косовской проблемой, которая в настоящее время сводится лишь к необходимости «взаимного юридически обязательного признания», поскольку невыполненным пунктом в албанской программе остается только это. Все остальное уже сделано.

Атрибуты государственности «Республике Косово» могла предоставить только Сербия, а не США или ЕС. Эту задачу полностью выполнил Александр Вучич.

С чем же связано обострение ситуации 1 августа?

С легитимным выполнением Приштиной договоренностей, заключенных с нею сербскими президентами Борисом Тадичем и Александром Вучичем. Политика Вучича в косовском вопросе продолжает тадичевскую, но отличие состоит в том, что у прозападного Тадича сработал стоп-сигнал, и на заключение соглашения, подобного Брюссельскому, он не пошел. Борис Тадич в 2011 г. заключил с Приштиной «Соглашение о свободе передвижения».

Борис Тадич

Борис ТадичDs.org.rs

Александр Вучич, пришедший к власти на волне ожиданий смены прозападного курса, его действительно сменил — на ультрапрозападный. 14 сентября 2016 г. он заключил с «Республикой Косово» соглашение, являющееся продолжением договора с Тадичем от 2011 г. По этому соглашению в Косово аннулируются все сербские номерные знаки и вводятся косовские номера даже для автомобилей из Центральной Сербии. Приштина на основе заключенных с Сербией договоров не позволяет «своим гражданам» иметь регистрационные номера автомобилей «другого государства» (Сербии), а в отношении граждан «самой Сербии» вводятся меры «взаимности». В том числе Приштина не разрешает въезд на свою территорию по сербским личным картам.

Для реализации соглашений «Республика Косово» во избежание сопротивления сербов в нужный момент вызывает на границу спецназ своей «полиции» — пресловутый РОСУ. Однако, повторим, сербская полиция в Косово была ликвидирована Вучичем, и с этого момента в Косово существует только одна легитимная полиция — полиция «Республики Косово». Ее спецназ, соответственно, имеет столь же легитимное (по Брюссельскому соглашению!) право дислокации в любой точке «своего государства». На этом фоне стоит прислушаться к заявлениям Вучича по поводу происходящего — там нет ничего конкретного, кроме призывов к своим же, сербам, «не идти на эскалацию». Предположим, что сербам просто некуда «больше идти» — РОСУ на севере чувствует себя как дома, с косовскими паспортами (без которых, помимо прочего, невозможно получить косовский автомобильный номер) и автомобильными номерами «Республики Косово» сербов севера взяли за горло. Причем две стороны: как Белград, так и Приштина.

Сейчас по доброй традиции Вучич одержал «победу». Все сербы (как косовские, так и граждане Республики Сербии, что особенно примечательно) не могут въехать в КиМ со своими документами — нужен «документ Республики Косово». Он выдается на границе и является единственным легитимным документом на всей территории «Республики Косово». Документ составлен на албанском и английском языках. «Победой» Вучича стало добавление перевода на сербский язык.

Никакой эскалации не случилось. Вучич может, конечно, объявить «повышенную боевую готовность», но это будет примерно двадцатое объявление подобной «боеготовности», которая сводится к дефиле армейских подразделений около косовской границы. Но зайти на территорию края Армия Сербии не сможет — ведь это, по Брюссельскому соглашению, территория другого государства. Сербам севера остается то возводить баррикады, то срывать их, но голос их не слышен ни в Белграде, ни вне Сербии. Сербы Центральной Сербии также не могут ничего поделать — государственная политика направлена на поддержку государственности «Республики Косово».

Итак, на «американской вечеринке» звучит мелодия танго, на танцполе танцоров, как и полагается, двое — Белград и Приштина. Но ведущим танцором является именно сербская сторона, направления движения которой задает президент Сербии Александр Вучич.

Источник: ИА REGNUM

последние публикации