Sunday, May 26, 2024

Германия после капитуляции. Великодушие СССР и растерянность немцев

В сложном положении оказалась столица Германии.

Большая часть зданий была разрушена, станции метро частично затоплены, не работал городской транспорт, 225 мостов были в непригодном для эксплуатации состоянии, коммунальное хозяйство требовало восстановления, но главной проблемой стало продовольственное снабжение города, которое было прекращено еще до вступления Красной Армии в Берлин.

Для спасения населения были предприняты срочные меры и приказом коменданта Берлина генерал-полковником Берзариным объявлялось:

«Все коммунальные предприятия, как-то: электростанции, водопровод, канализация, городской транспорт, метро трамвай, троллейбус;

Все лечебные учреждения;

Все продовольственные магазины и хлебопекарни должны возобновить свою работу по обслуживанию нужд населения.

Рабочим, служащим перечисленных учреждений оставаться на своих местах и продолжать исполнение своих обязанностей.

Впредь до особых указаний выдачу продовольствия из продуктовых магазинов производить по ранее существующим нормам и документам. Продовольствие отпускать не более как на 5-7 дней. За незаконный отпуск продовольствия сверх установленных норм или за выдачу на лиц, отсутствующих в городе, виновная в этом администрация будет привлечена к строгой ответственности»[1].

Постановление № 063 от 11 мая военного совета 1-го Белорусского фронта на основании постановления Государственного Комитета Обороны устанавливало нормы снабжения продовольствием г. Берлина в среднем на одного человека в день:

Хлеба – 400-500 грамм

Крупы – 50 грамм

Мяса – 60 грамм

Жиров – 15 грамм

Сахара – 20 грамм

Кофе натурального – 50 г

Чая – 20 грамм

Картофеля и овощей, молочных продуктов, соли и других продовольственных товаров – по нормам, установленных на месте, в зависимости от наличия ресурсов – ввести с 15 мая 1945 г. следующие нормы снабжения населения Берлина (в граммах на одного человека):

 Хлеб в деньКартофель в деньКрупа в деньМясо в деньЖиры в деньСахар в деньКофе натур. в м-цКофе суррог. в м-цЧай натур. в м-цСоль в м-ц
Рабочим тяж. труда и вредн. производства60040080100302510010020400
Рабочим остальным500400606515206010020400
Служащим400400404010206010020400
Детям300400302020253510020400
Иждивенцам30040030207153510020400

Выдачу хлеба населению Берлина производить ежедневно, предоставив право потребителям получать хлеб сразу на два дня за текущий день и за следующий день.

Деятелям науки, техники, медицины, культуры и искусства, а также руководящему составу городского и районных органов самоуправления, руководящему составу крупных промышленных и транспортных предприятий по спискам, утвержденным соответствующими бургомистрами, отпускать все продукты питания по нормам, установленным для рабочих тяжелого труда.

Остальным инженерно- техническим работникам предприятий и учреждений, врачам, учителям и служителям культов пускать все продукты питания по нормам, установленным для рабочих[2].

Опубликование норм снабжения продовольствием вызвало радостное и вместе с тем растерянное чувство. В разговоре берлинцы заявляют, что никто не ожидал, что советское командование проявит такую заботу о населении. Тем более, тем более никто не надеялся и не мечтал о таких нормах питания[3].

Количество жителей в зонах оккупации Берлина по данным на 7 июля 1945 г. составляло: в американской зоне 787 тысяч человек, которые получали продовольственные карточки, в английской зоне – 909 221 человек, а в советской зоне – 1 306 358 человек. Всего 2 803 251 человек.

Для советской стороны положение усугублялось тем, что из Померании, восточнее Одера (польская территория), все (немецкое) население переходило в нашу зону оккупации. Из Чехословакии шло очень много (немецких) беженцев, которые наводнили нашу зону и кроме того, около 4 миллионов своих репатриантов, советских граждан, которых необходимо было кормить[4].

Положение с продовольствием и топливом такое же тяжелое и в зонах оккупации Англии и США и союзное командование просит СССР оказать им помощь.

 К чести советского командования, проблему удалось решить и постепенно город начал возвращаться к нормальной жизни.

Наибольшее осложнение вызвала выплата военных репараций Советскому Союзу, в значительной мере влияющая на настроение немецкого населения.

Демонтаж предприятий вызвал растерянность и недовольство всех слоев населения, в том числе и у ряда социал-демократов и членов других антифашистских партий.

Характерными являлись следующие высказывания:

– «Русские утверждают, что они не хотят уничтожения немецкого народа, но разве демонтаж предприятий и вывоз оборудования из Германии не приведут к гибели нашего народа?».

– «Промышленной страной Германия уже не сможет быть, но и сельскохозяйственной страной она не будет, т.к. для этого у нас нет соответствующих природных данных. Страшно подумать о том, что ожидает нас и наших детей»[5].

– «Русские вывезли от нас лучшие заводы и фабрики, а сейчас по решению конференции будут вывозить заводы и из других районов Германии. Германия больше не будет никогда иметь таких заводов, какие имела до сих пор. Многие будут без работы, а специалисты не будут использованы по своему значению».

– «Зачем Россия вывозит столько оборудования? Ведь она в военном отношении и так могучая держава».

– «Как это англичане и американцы допускают, чтобы Россия вывозила к себе столько промышленного оборудования? Ведь сильная Россия им же самим будет угрожать»[6].

Но только отдельные лица в Германии могли правильно объяснить действия советской стороны. Так бургомистр одного из районов Берлина собравшимся работникам магистрата разъяснил создавшееся положение: «Когда началась война и гитлеровская армия имела успехи, большинство германского народа открыто поддерживало Гитлера и его сторонников. Они мечтали о больших барышах в результате войны. Получилось, однако, другое. Барышей нет. Союзники – русские, англичане и американцы – оккупировали Германию, и мы должны согласиться с этим фактом. Кто сейчас жалуется на плохое снабжение, кто возмущается вывозом промышленного оборудования в Россию, тот пусть посмотрит на руины России и Украины. Мы должны быть благодарны за то, что оккупационные войска дают нам право на жизнь и труд»[7].

А ущерб, нанесенный немецко-фашистскими захватчиками, нашей стране был огромен. К маю 1945 года территория на западе нашей страны лежала практически в руинах. Было разрушены и сожжены 1710 городов и 70 тысяч сел и деревень, свыше 6 млн. зданий и лишены крова 15 миллионов человек. Было уничтожено 31850 промышленных предприятий, 65 тысяч железнодорожных путей, 4100 железнодорожных станция.

Уничтожили или вывезли 236 тысяч электромоторов, 175 тысяч металлорежущих станков. Уничтожили или разграбили 40 тысяч больниц и других лечебных заведений, научно-исследовательских институтов, 43 тысяч библиотек общественного пользования. Разорили и разграбили 98 тысяч колхозов, 1876 совхозов и 2190 машинно-тракторных станций: зарезали, отобрали или угнали в Германию 7 млн. лошадей, 17 млн. овец и коз, 110 млн. голов домашней птицы.

И было совершенно справедливым требование Советского Союза о компенсации потерь как промышленными предприятиями Германии, так и трудом немецких военнопленных. 

Помимо вывоза оборудования немецких промышленных предприятий сильное раздражение проявлялось у немцев против поляков, особенно в тех немецких районах, которые передавались Польше.

Характерны заявления немцев: «Лучше мы будем находиться под русской оккупацией, чем под властью поляков, так как поляки не умеют управлять и не любят работать.

Отношения между немцами и поляками обострились еще и потому, что польские власти, как только приняли от Красной Армии немецкие районы – сразу же запретили немцам разговаривать на их родном языке и отправлять службу в кирхах, а также ввели телесное наказание за неповиновение[8].

Подтверждение болезненной реакции на отторжение Польшей значительной части территории Германии является и высказывания возмущенных немцев проживающие в других районах страны:

– «Польша не заслужил того, что она получила. Она никогда не способна была стать самостоятельной державой. Об этом говорит история Польши».

– «Польша, которая получает теперь большой и прекрасный кусок Германии, не лучше нашего государства и не один раз в будущем Красная Армия будет доказывать, что жертвы поляков совсем не стоят тех жертв, какие должен был принести Советский Союз при восстановлении Польского государства».

– «Я согласен отдать земли кому угодно, но только не полякам. Я никогда не ожидал от русских, что они отдадут такую большую территорию полякам. Видимо это сделали потому, что Польша целиком зависит от России и в один прекрасный день может произойти, что западная граница России окажется на Одере»[9].

Однако с точки зрения послевоенных отношений такое решение Советского Союза можно объяснить желанием обезопасить себя со стороны Германии – максимально ослабив ее территориально за счет присоединения больших районов к Польше.

С исторической точки зрения созданы условия «вечной» вражды и ненависти между немцами и поляками, которые и для нас являются врагами на протяжении сотен лет. В любом случае решение советского правительства было правильным, разумным и дальновидным.


[1] ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 2356. Д. 739. Л. 518-521.

[2] ЦАМО РФ. Ф. 32. Оп. 1130. Д. 623. Л. 368-372.

[3] ЦАМО РФ. Ф. 32. Оп. 11306. Д. 623. Л. 374-378.

[4] ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 2380. Д. 44. Л. 106-113.

[5] ЦАМО РФ. Ф. 32. Оп. 11306. Д. 577. Л. 314-318.

[6] ЦАМО РФ. Ф. 32. Оп. 11306. Д. 977. Л. 297-394.

[7] Там же.

[8] ЦАМО РФ. Ф. 32. Оп. 11289. Д. 680. Л. 37-48.

[9] ЦАМО РФ. Ф. 32. Оп. 11306. Д. 977. Л. 297-394.

последние публикации