Friday, February 23, 2024

Брестская уния 1596 г. и формы протеста православного населения: вооруженные выступления казаков (часть 3)

Политика религиозных приоритетов, которую проводило правительство Речи Посполитой после заключения Брестской церковной унии 1596 г., создала серьезную угрозу для безопасности государства и его границ в лице православного казачества, выступавшего в защиту Православия.

Чем сильнее становился натиск униатов и католиков (это очевидно и есть «ляхи» или «поляки»), тем жестче становилась ответная реакция казаков, защитников границ Речи Посполитой от крымских татар и турок.

Правительство Речи Посполитой оказалось заложником интересов Унии, которую само же поддержало в качестве официально признанной Церкви. Религиозная «нетерпимость» и правовая дискриминация по отношению к Православию стали важным фактором военно-политической дестабилизации государства.

Первая попытка униатов подчинить себе православные церкви в Киеве вызвала решительное сопротивление казаков. С этого момента, с 1610 года, среди защитников Православия, противостоявших униатской экспансии, появляется новый важный субъект – казачество, как реестровое, так и низовое. Если раньше православное сопротивление наступательным действиям униатов по захвату храмов, монастырей и церковной собственности опиралось на духовенство, монашествующих и мирян (шляхта, магнаты, горожане), то теперь в их ряды стала часть вооруженных сил Речи Посполитой. Участие в межцерковном противостоянии такой важной военной силы как казачество придало религиозным конфликтам в Речи Посполитой новое измерение, масштабы и остроту.

Здесь необходимо упомянуть о протесте православных реестровых казаков, выразившемся в форме невыполнения приказа коронного гетмана, т.е. в нарушении нормы воинской дисциплины. Интерес представляет случай отказа реестровых казаков идти на помощь войску С. Жолкевского из-за религиозных притеснений. Осенью 1615 г. в результате военных действий с турками и татарами было разбито коронное войско. Коронный гетман С. Жолкевский послал за поддержкой к запорожским казакам, которые отказались повиноваться в связи с тем, что «их хотят ляхи в свою ляцкую веру привести, и в Киеве ляхи руские церкви все попечатали»[1].

Протесты сопровождались также вооруженным противостоянием православных казаков государственным властям. Вооруженные выступления казачества, руководствовавшегося мотивом защиты православной веры от посягательств униатов и католиков, можно отнести к массовым протестам активного характера. Сведения о массовых протестах казаков активного характера имеются в расспросных речах торговых людей, отписке стрелецкого головы И. Язвецова и отписке И. Спешнева, повествующих о сборах запорожских казаков с целью оказания военного сопротивления полякам по религиозным причинам.

Торговые люди, приехавшие 7 мая 1616 г. из Сечи на Дон, отметили, что в Речи Посполитой «у крестьян с ляхи ныне межусобная великая вражда за то, что многие крестьянские церкви порушили и зделали костелы, а немногие церкви не порушены, и в тех пения нет, стоят запечатаны. И, видя то, крестьяня послали от себя семь князей в Черкасы, чтоб их веру ляхи не порушили, чтоб им против ляхов стояти заодин»[2].

Из отписки И. Язвецова следует, как развивались события дальше. Торговые люди, 11 мая 1616 г. приехавшие с Днепра, сообщили донским атаманам и казакам следующее: в связи с тем, что «поляки хрестьян, которые держат веру греческаго закона, теснят и многих побили», «днепровские … черкасы хотят на полеков ити, у донских оттоманов и казаков просят себе людей на помочь»[3].

28 мая 1616 г. в отписке И. Спешнева имеются данные о том, что на Днепре в Запорожье собралось более 30 тысяч казаков, чтобы «с поляки битца». Причиной сбора казаков явилось сообщение Виленского епископа о том, «что король с поляки в Вильне церкви крестьянские розорил и веру ломал». Казаки «к королю … послали гонца и во все крестьянские городы и во все поветы писали, чтоб збирались на Днепр в Запороги, хто хочеть постродать за крестьянскую веру»[4].

О результате казацких военных сборов можно узнать из расспросных речей (около 25 августа 1617 г.) посланцев от войска Донского: «… черкасы, де, все лутчие люди 12000 человек из Запорог вышли и ныне в польских городех, в Кыеве и в ыных городех. А бьютца с поляки за веру, что поляки хотели крестьянскую веру порушить, то, де, им подлинно ведомо, что у черкас с поляки бой за веру»[5]. Таким образом, вооруженное массовое противостояние православных казаков государственным властям Речи Посполитой закончилось боевыми действиями.

Интересно то, что, начав с вооруженных выступлений в защиту православных храмов и монастырей в Киеве в 1610 г., казаки постепенно становились защитниками всей Православной Церкви в Речи Посполитой. От защиты локальных интересов местного Православия они вышли на общегосударственный и общецерковный уровень. Это усиливало их воздействие на религиозную ситуацию во всей Речи Посполитой.

Об отношении властей Речи Посполитой к религиозным проблемам казаков можно узнать из письма православных епископа Львовского Иеремии Тиссаровского и игумена монастыря святых Зосимы и Савватия Гедеона Заплатинского (от 4 октября 1625 г.) царю Михаилу Феодоровичу. В письме говорится: «Ознаймуемо вашее царское и господарское милости о нестроению берзо великом в земли нашой от супостатов ляхов на церковь и веру нашу; же гетман коронный Конец-Полский зо всею силою своею пришол под Киев козакове зносити, чого, Боже, им не допомози и не дай, Христе царю наш»[6].

Киево-Печерская лавра. Купола. (https://kartinki.pibig.info/4740-krasivye-kartinki-hramov-pravoslavnyh.html).

В 1628 г. в Речи Посполитой также имел место военный конфликт на религиозной почве. В летописи «Краткое летоизобразительное знаменитых и памяти достойных действ и случаев описание» под 1628 годом находится следующая запись: «Козаки, ради тягостей и озлоблений, не токмо им, но и церквам руским, от Поляков чинимых, собравши [избрав – К.А.] гетмана Тараса, под Переясловом множество их побили, и помирились»[7].

Во время военных действий под Смоленском краковский каштелян и великий коронный гетман Станислав Конецпольский в письме польному гетману литовскому князю Кшиштофу Радзивиллу от 12 марта 1633 г. писал, что вспомогательный отряд из запорожцев занимается грабежом, к защите же интересов Речи Посполитой относится лениво. Первопричиной этого великий коронный гетман считал невнимание властей Речи Посполитой к просьбам казаков об обеспечении прав и вольностей Православной Церкви, что, по его мнению, является серьезной государственной ошибкой[8].

Великий коронный гетман Станислав Конецпольский (1591-1646). (https://ru.wikipedia.org/)

Массовость протестов православного населения, усиленная вооруженными выступлениями казачества, побудила новоизбранного короля Владислава IV (1632–1648) изменить религиозную политику и легализовать Православную Церковь в Речи Посполитой. В 1633 г. им был издан диплом, в соответствии с которым православному населению давалась свобода вероисповедания и официально утверждалось восстановление иерархии. Несмотря на то, что проведение в жизнь данных постановлений было сопряжено с трудностями, Православная Церковь обрела юридический статус в законодательном поле Речи Посполитой, и, следовательно, вновь была отнесена к «терпимым» конфессиям.

Все это заставляет усомниться в достоверности следующего высказывания С.В. Морозовой: «Пашырэнне унияцтва за кошт праваслаўных братоў у Хрысце не абыходзiлася без iх дыскрымiнацыi … Аднак гэты працэс iшоў не толькi пад прымусам, … але ў значнай ступенi добраахвотна»[9]. В случае добровольного перехода в Унию православного населения не было бы необходимости в массовых протестах и в легализации Православия в Речи Посполитой.

В целом, опыт религиозной «нетерпимости» в Речи Посполитой первой трети XVII в. свидетельствует о необходимости поиска более удачной и гибкой модели преодоления религиозных и национальных противоречий.


[1] Документи Росiйських архiвiв з iсторiї України / Канадський iн-т українських студiй, Центр укр. iсторич. досліджень ім. П. Яцика, НАН України, Ін-т українознавства ім. І. Крип’якевича, Росiйська акад. наук, Ін-т слов’янознавства і балканістики ; упоряд. Л. Войтович [та ін.]. – Львів, 1998. – Т. 1 : Документи до iсторiї запорозького козацтва 1613–1620 рр. – C. 90.

[2] Документи Росiйських архiвiв з iсторiї України. Т. 1. C. 92.

[3] Там же. C. 101.

[4] Документи Росiйських архiвiв з iсторiї України. Т. 1. C. 100.

[5] Цит. по: Drozdowski, M. Religia i Kozaczyzna Zaporoska w Rzeczypospolitej w pierwszej połowie XVII wieku / M. Drozdowski. – Warszawa : Wydaw. DiG, 2008. – S. 88.

[6] Приложения // Львовское Ставропигиальное братство (Опыт церковно-исторического исследования) / А. Крыловский. – Киев : Тип. Императорского Ун-та Св. Владимира Н. Т. Корчак-Новицкаго, 1904. – С. 87.

[7] Краткое летоизобразительное знаменитых и памяти достойных действ и случаев описание // Южнорусские летописи, открытые и изданные Н. Белозерским. – Киев : Университетская Тип., 1856. – Т. 1. – С. 57; Летопись или описание краткое знатнейших действ и случаев, что в котором году деялось в Украини малороссийской обеих сторон Днепра и кто именно когда гетманом был козацким (1506–1737) // Сборник летописей, относящихся к истории Южной и Западной Руси, изданный Комиссией для разбора древних актов, состоящей при Киевском, Подольском и Волынском генерал-губернаторе / авт. предисл. В. Антонович. – Киев : Тип. Г. Т. Корчак-Новицкого, 1888. – С. 5; Краткое Описанiе Малороссiи // Летопись Самовидца по новооткрытым спискам / под ред. О. И. Левицкого. – Киев : Тип. К. Н. Милевскаго, 1878. – С. 217.

[8] Aрхеографический сборник документов, относящихся к истории Северо-Западной Руси : в 14 т. – Вильна : Печатня Губернского правления, 1867–1904. – Т. 7. – 1870. – С. 93.

[9] Марозава, С. В. Унияцкая царква ў этнакультурным развiццi Беларусi (1596–1839 гады) : дыс. … д-ра гiст. навук : 07.00.02 / С. В. Марозава. – Гродна, 2001. – С. 143.

Кристина АПАНОВИЧ
Кристина АПАНОВИЧ
Кристина Апанович - кандидат исторических наук, богослов.

последние публикации