Thursday, June 13, 2024

Белорусская Народная Республика – историческая реальность под покрывалом идеологии

Аннотация

Создание Белорусской Народной Республики в 1918 г. ультранационалистически настроенной частью белорусского общества воспринимается как точка отсчета белорусской государственности, однако в национальном строительстве это формирование сыграло скорее зловещую роль. В 1917 г. предпринимались попытки институционального оформления БНР, однако они не принесли практических результатов, поскольку большевики не рассматривали этот вопрос вне рамок автономии. Тогда националистически настроенная элита, воспользовавшись наступлением германских войск, обратилась к Германии с “благодарностью за защиту независимости и защиту молодой государственности”, однако ни кайзер, ни белорусская общественность эту идею не поддержали, а изменение геополитической обстановки и общественный раскол отправили ее в историческое небытие. Поэтому события 25 марта, связанные с оккупационными силами, не относятся к началу белорусской государственности.

_________________________________________________________

В истории Белоруссии ХХ века сложно найти более спорную с точки зрения научно-политического дискурса тему, чем создание Белорусской Народной Республики (БНР) в 1918 году и ее дальнейшей судьбы. Дискуссии вокруг нее не утихают уже не один десяток лет и в большей степени связаны не с недостаточностью исторических фактов, а с идеологическими взглядами и подходами в изучении данного вопроса. В отличие от официальной белорусской исторической школы, которая не признает БНР первым независимым государством белорусов, для националистически настроенной части общества события 1918 года являются знаковыми с в процессе государственного строительства, вне зависимости от того, в каких условиях они происходили. Это, в свою очередь, породило множество спекуляция вокруг БНР и ее «отцов-основателей», ставших главной причиной политизации данной исторической проблемы.

События, предшествовавшие появлению БНР, довольно показательны для многих окраин тогдашней Российской империи. Генератором национальных идей в первые десятилетия ХХ в. на белорусских землях была местная интеллигенция, которая на первых порах не говорила о полной независимости Белоруссии, а лишь о «свободным самоопределении и культурно-национальной автономии Белорусского края с местным сеймом в Вильно» (программа Белорусской социалистической громады в 1903 году). Именно такие иди превалировали до начала Первой мировой войны, которая стала поворотным моментом в истории российского государства, а с ним и народов, его населявших. Правда, стоит заметить, что до Октябрьского переворота 1917 года идеи национального самоопределения, как правило, не выходили за рамки территориальной или культурно-национальной автономии, а большевики, провозглашая право народов на самоопределение и образование самостоятельных государств, в реальности использовали данный тезис лишь для привлечения на свою строну национальной элиты с упором на дальнейшее распространение социалистической революции на европейском континенте [4].

Вместе с тем, после февральской революции 1917 года вопрос о будущем белорусских земель получил свое новое продолжение, вылившееся в острую дискуссию. В частности, партия кадетов не признавала за белорусами права на национально-культурную автономию, а социалисты-революционеры высказывались за областную автономию народов, предлагая оставить окончательное решение вопроса на усмотрение будущего Всероссийского Учредительного собрания. Одновременно большевики долгое время старались не говорить о своем отношении к белорусской национально-государственной идее, занимаясь более глобальными вопросами, связанными с захватом и удержанием власти [7].

Импульс для обсуждения будущего Белоруссии придал Съезд белорусских национальных организаций в Минске 25—27 марта 1917 года, где в качестве координационного центра национального движения был избран Белорусский национальный комитет (БНК), который обратился к Временному правительству с предложением выработать основы автономии Белоруссии в составе Российской демократической федеративной республики. Позже за автономию белорусских земель выступила появившаяся на базе созданной после БНК и Центральной рады белорусских организаций Великая белорусская рада (ВБР), а с ней и съезд воинов-белорусов Западного фронта с участием представителей от других фронтов и Балтийского флота [1]. Однако все эти действия так и не привели ни к какому практическому результату, и только события октября 1917 года стали началом решения белорусского вопроса, которым занялись большевики.

Как известно,  после октябрьского переворота Совет народных комиссаров (СНК) под руководством Владимира Ленина принял «Декларацию прав народов России», согласно которой объявлялись равенство и суверенность народов и их право на самоопределение вплоть до образования самостоятельных государств. Правда, на практике оказалось, что никто из политической элиты, пришедшей к управлению остатков Российской империи, не был готов дать полную независимость белорусским землям. Это подтвердили и решения органов новой советской власти – Областного исполнительного комитета Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Западной области и фронта (Облискомзап), СНК Западной области и фронта, а затем и созданный при Всероссийском Совете крестьянских депутатов Белорусский областной комитет (БОК). Согласно их решениям, ни о каком национальном государстве белорусов речи быть не могло, а обсуждалась только автономия в рамках Российской федеративной республики [6].

Все это, конечно, не могло устраивать национальную элиту, грезившую собственным государством, где она смогла бы реализовать все то, о чем мечтала. Одной из попыток решить данный вопрос стал созыв в декабре 1917 года Великой белорусской радой и Белорусским областным комитетом в Минске Всебелорусского съезда, где была принята резолюция о праве белорусского народа на самоопределение и выработана концепция собственной государственности. Правда, сказать, что данные обсуждения означали возможность создания независимого белорусского государства на практике, довольно сложно, как и в случае с «провозглашением» Украинской Народной Республики Советов в том же декабре на Первом Всеукраинском съезде Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов [3]. Однако даже такая региональная самостоятельность не устроила центральные органы советской власти, и по приказу СНК Западной области и фронта Всебелорусский съезд был разогнан. Дальнейшие события могли бы пойти по пути эскалации конфликта между центральными органами и местной политической элитой, если бы не события на фронтах Первой Мировой войны, которые все изменили.

18 февраля 1918 года началось новое наступление германских войск на восточном фронте, что привело к быстрому отступлению остатков российской армии. Предчувствуя дальнейшее развитие событий, уже 19 февраля Облискомзап и СНК Западной области и фронта покинули Минск. Как сегодня считают некоторые историки, это ознаменовало собой «неделю белорусской власти», когда до 25 февраля властные полномочия в городе и окрестностях принадлежали Исполнительному комитету Рады разогнанного в декабре Всебелорусского съезда. 21 февраля Исполком издал так называемую Первую Уставную грамоту, которая призвала белорусский народ реализовать свое право на самоопределение, а национальные меньшинства — на национальную и личную автономию. Кроме того, он объявил себя властью в Белоруссии до созыва Учредительного собрания и образовал своеобразное правительство – Народный секретариат во главе с Иосифом Воронко.

Народный секретариат в 1918 году. Открытые источники интернет.

Вместе с тем, в реальности о «белорусской неделе» говорить не приходится, так как 21 февраля «комендант города Минска» Константин Езовитов в своем приказе констатировал присутствие немецких войск в городе, которых встречала делегация во главе будущим «премьер-министром» БНР Романом Скирмунтом [3]. После этого, ни о каком самостоятельном принятии решения или действиях, которые хоть как-то могли на практике изменить судьбу белорусских земель со стороны оставшейся в Минске национальной интеллигенции, речи быть не могло. Как бы это не пытались доказать те, кто считает появление БНР под оккупацией Германии «первым национальным государством белорусов». И все последующий события это только подтверждают.

В частности, 9 марта 1918 г. Исполкомом Рады Всебелорусского съезда провозглашает создание Белорусской Народной Республики, а 18 марта 1918 г. переименовывает себя в Раду БНР. Еще через 7 дней, 25 марта, Рада с большими усилиями и только за счет «виленской делегации» во главе с Антоном Луцкевичем, принимает Третью Уставную грамоту, в которой провозглашает независимость Белорусской Народной Республики, что сегодня почитается местными националистами как день появления белорусской государственности и отмечается в качестве «Дня Воли». Однако в реальности, ни о какой государственности и тем более независимости речи не шло, что понимали и сами «отцы-основатели» БНР [3]. И связано это было не только с существовавшими проблемами среди национального движения на белорусских землях, но и главной проблемой того времени – германской оккупацией.

Германия, которая контролировала большую часть современной Белоруссии, отнеслась к действиям Рады, мягко говоря, скептически, так как национальное движение на этой территории считалось недостаточно развитым, а белорусская проблема рассматривалась лишь как возможность торга с Россией. Именно поэтому на все обращения о признании независимости БНР германское командование давало отрицательный ответ. В Берлине подчеркивали, что рассматривают Белоруссию как «часть Советской России» в соответствии с Брестским договором, и самостоятельно решить вопрос признания БНР не могут. Более того, германскими оккупантами было запрещено создавать белорусские вооруженные формирования, а Народному секретариату, который никто не признал в качестве правительства БНР, было разрешено только представлять белорусское население при формировании органов местного самоуправления, в сфере торговли, промышленности, социальной опеки, школьном образовании, книгоиздании и т.п. Никакой собственной системы органов местной власти на местах БНР не имела и не могла осуществлять свою юрисдикцию на территории, где она была провозглашена [7].

Не смогла Рада и получить хоть какое-то международное признание. Несмотря на то, что в Белорусской Народной Республике заявили об открытии своих представительств в Берлине, Гданьске, Каунасе, Киеве, Копенгагене, Одессе, Праге и Риге – все они не имели юридического признания. Даже УНР и появившаяся на ее месте марионеточная Украинская держава отказались признавать БНР. Как писал позже Иосиф Воронко, «…нечеловеческие усилия белорусских деятелей поставить Белоруссию хотя бы среди малых государств и добиться признания самостоятельности Белорусской Народной Республики ни к чему не привели» [5].

Сложившаяся ситуация с международным признанием и позицией Германии привела к самой роковой ошибке «отцов-основателей» БНР – 25 апреля Рада и Народный секретариат направили германскому кайзеру Вильгельму II телеграмму. В ней «со словами глубочайшей благодарности за освобождение Белоруссии немецкими войсками от тяжелого гнета чужого господствовавшего насилия и анархии» они сообщали о том, что была декларирована «независимость единой и неделимой Белоруссии», в связи с чем просили «Ваше Императорское Величество о защите ее деятельности для укрепления государственной независимости и неделимости края в союзе с Германской империей». «Только под защитой Германской империи видит край свою добрую долю в будущем», – говорилось в телеграмме [5].

Паспорт гражданина БНР. Открытые источники интернет.

Это стало началом конца хрупкого равновесия не только в самой Раде, но и во всем национальном движении на белорусских землях. «Благодарность кайзеру» вызвала негодование в Минской городской думе, где решили, что последние действия Рады «отклоняют ориентацию и политическую линию Рады от той, которая намечена всей демократией нашего края, в том числе и первым Всебелорусским съездом». Резолюцию по белорусскому вопросу, в которой крайне резко осуждалась политика Рады, приняло и Минское губернское земское собрание. Кроме того, в рядах сторонников БНР началась настоящая неразбериха, которая окончательно парализовала работу ее органов на практике [3]. За последующие месяцы «правительству» БНР не удалось сделать ничего, что смогло бы утвердить республику как независимое государство, а с поражением немецких войск в войне стало понятно, что скоро белорусским националистам придется распрощаться со свое мечтой.

Согласно мирному соглашению, Германия была обязана вывести войска с оккупированных территорий, а Советское правительство денонсировало Брестский мир, после чего на освобожденную территорию вошла Красная армия. В этой связи 3 декабря 1918 года члены Рады БНР и «правительства» покинули Минск и переехали в находившееся под контролем немцев Вильно, а 27 декабря – в Гродно, которое было провозглашено номинальной столицей БРН и оставалось таковым до сентября 1919 года, но уже под контролем занявших его в апреле польских войск. В последующем бежавшие основатели БНР и их сторонники еще не раз пытались доказать свою состоятельность, однако все их идеи и действия были окончательно дискредитированы из-за их сотрудничества с немецко-фашистскими захватчиками в период Великой Отечественной войны.

Таким образом, сегодня нет никаких оснований говорить о том, что БНР стала первым независимым государством белорусов, хотя оно, несомненною, повлияло на дальнейшую судьбу белорусских земель. Вряд ли можно отрицать тот факт, что действия местной национальной элиты подтолкнули советское руководство к идее создания БССР, которое и можно считать началом современной белорусской государственности. К сожалению, все это нисколько не смущает определенную часть общества, которое создала из 25 марта символ борьбы белорусов за свою независимость, в первую очередь, от России.

Литература

  1. Брыгадзін П. І., Ладысеў У. Ф. Беларусь паміж Усходам і Захадам: Станаўленне дзяржаўнасці і тэрытарыяльнай цэласнасці Беларусі (1917—1939 гг.). – Мн.: БДУ, 2003. – 307 с.
  2. Волович Н. https://mlyn.by/category/nikolaj-volovich/ История создания БНР. Почему ее нужно помнить и не гордиться теми событиями [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://mlyn.by/18032022/istoriya-sozdaniya-bnr-pochemu-ee-nuzhno-pomnit-i-ne-gorditsya-temi-sobytiyami/
  3. Гигин В. Апологеты наследия БНР не читают собственных кумиров [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.sb.by/articles/pochemu-25-marta-ne-den-voli.html
  4. Козляков В. Белорусская Народная Республика: иллюзорный проект или реальная государственность? [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://xn--c1anggbdpdf.xn--p1ai/news/181351/
  5. Почему БНР не могла стать самостоятельным государством, а ее символы надо оставить в прошлом [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.kamenec.by

6.      Сергеев Н. Истоки белорусской государственности // Постсоветский материк. 1(21), 2019. – С 64-99.

7. Становление белорусской государственности в 1918-1920-х годах: хронология событий [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://archives.gov.by/home/tematicheskie-razrabotki-arhivnyh-dokumentov-i-bazy-dannyh/istoricheskie-sobytiya/arhivnye-dokumenty-i-materialy-4/stanovlenie-belorusskoj-gosudarstvennosti-v-1918-1920-h-godah-hronologiya-sobytij

последние публикации